четверг, 15 декабря 2011 г.

Ключи от Свято-Никольского собора в Ницце переданы Корсунской епархии

15 декабря 2011 г. в Свято-Никольском соборе в Ницце состоялась официальная передача ключей от администрации президента РФ новому настоятелю собора протоиерею Николаю Озолину, сообщили в четверг «Церковному вестнику» ведущие блога Корсунской епархии.

Российскую делегацию возглавлял заместитель управляющего делами администрации президента РФ Сергей Болховитин. Стороны подписали официальный протокол, в соответствии с которым собор свят. Николая передаётся Корсунской епархии Русской Православной Церкви.

Этому событию предшествовало замечательное сослужение 10 и 11 декабря за литургией двух протоиереев - Иоанна Гейта и Николая Озолина. Литургию и всенощную вёл о. Иоанн, оба священника причащали верующих. За литургией поминались Патриарх Константинопольский Варфоломей и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, а также архиепископ Гавриил Команский и епископ Корсунский Нестор.

Сослужение прошло в духе братской любви и взаимопонимания. После окончания службы протоиерей Иоанн Гейт обратился к прихожанам со словами прощания и сообщил о том, что отныне культовая Ассоциация АКОР покидает Свято-Никольский собор.

"Следует порадоваться завершению многолетней тяжбы, чем мы во многом обязаны братским усилиям отцов Иоанна и Николая", - говорится в блоге Корсунской епархии.

Теперь службы в соборе будет совершать протоиерей Николай Озолин. Он будет служить по субботним и воскресным дням, а также в праздники.

вторник, 6 декабря 2011 г.

О церковной «жилплощади» в Ницце

Вот уже пять лет как тянется тяжба культовой ассоциации ниццкого Свято-Никольского собора и Российской Федерации. И вот, наконец, после судов и апелляций французское правосудие вынесло решение в пользу РФ. Ключи от Собора должны быть отданы признанному владельцу – России, которая в свою очередь уже передала Собор в безвозмездное пользование Русской Православной Церкви. Новый настоятель уже назначен МП, это протоиерей Николай Озолин.

Он родился во Франции, учился в Америке в св.Владимирской Академии, потом восстанавливал храм в Кижах, сын известного священника и преподавателя Св.Сергиевского богословского института о.Николая Озолина (старшего).

И вот возвращение во Францию. И опять ему предстоит восстанавливать разрушенное, объединять общину, налаживать добрые отношения. За эти годы судебной тяжбы случилось много тяжёлого в этом прекрасном ниццком Соборе.

Но как частенько бывает – внешняя красота не соответствует внутреннему содержанию.

15 сентября этого года посол России во Франции А.К. Орлов заявил: «Как только мы получим ключи, то передадим их отцу Николаю Озолину, новому настоятелю, которого назначил Московский патриархат». А 30 ноября 2011г. после окончательного судебного решения адвокат российской стороны Алэн Конфино (Alain Confino ) сообщил газете «Нис Матэн» : « Передача ключей настоящему владельцу это означает, что Россия всего лишь добивается права попасть к себе . Россия никого не выгоняет из собора. Но здание и его внутреннее состяние таково, что нуждается в срочном ремонте. Россия начинает работы по реставрации не для того, чтобы заставить уйти тех, кто сейчас занимает церковь. Но им необходимо покинуть ее, чтобы мы могли провести эти работы. Здание нужно восстановить и обезопасить, причем в срочном порядке!»

Напомню, что весной 2011 года из под купола собора упал огромный кусок штукатурки, только по счастливой случайности никто не пострадал. Уникальные фрески и мозаика – пребывают в плачевном сосотоянии, их съедает сырость, грибок и нерадивость культовой Ассоцииации Ниццы (КП), которая на протяжении 90 лет по сути не занималась серьёзными реставрационными работами. Хотя при входе в собор десятилетиями стояла кружка «сбор средств на ремонт»….

К сожалению, а я писала уже об этом в статье «Блеск и нищета русского Парижа».

большинство зданий и храмов Архиепископии нуждаются в капитальном ремонте. Этой осенью Архиепископия опубликовала на своём сайте призывы ко всем, организовать сбор средств для замены протекающей крыши в знаменитом Ските Муасне, с великолепными фресками Георгия Круга, которые гибнут… Нет средств. Нет больше в эмиграции жертвователей. Нет добровольцев из третьего и четвёртого поколения русских эмигрантов, которые поехали бы на «субботник» и привели в порядок утварь, почистили облачения, помыли пол и убрали сад.

Судебное решение в Ницце может, наконец, помочь спасению жемчужине русской архитектуры Св.Никольского Собора. Но что будет с людьми, с членами Ассоциации, с о.Иоанном Гейтом и его клириками? Куда они пойдут служить?

Для несведующих особенно в России необходимо уточнение фактическое. Во первых службы в Соборе шли только по субботам и воскресеньям, да по большим праздникам. Нет, после передачи ключей, они не окажутся на улице, в съёмном гараже или убогой квартирке как это было в 20-30 годы XX века. Ассоциация АКОР владеет огромным храмом на ул. Лоншан и ещё двумя часовнями.

Эта церковь святых Николая и Александры, старинная, построенная в 1860г. и даже в чём то, на вкус специалистов, более строгая и классическая. Проект русского архитектора Александра Кудинова, законченный ниццким арх. Баррайя. Иконостас был подарен самой государыней Александрой Фёдоровной. В первом этаже здания находится уникальная библиотека, основанная в 1860 году. Более того, с самого начала ниццкая Культовая Ассоциация АКОР именно этот храм на Лоншан выбрала своим официальным адресом «прописки».

Так подробно описываю это, для того, чтобы не возникало, у людей незнающих ситуации и деталей, впечатления, будто французский суд своим решением, совершает поступок варварский, а РФ и РПЦ – оказавшись победителями в этом процессе – выглядят некими нехорошими дядями, обездоливающие Культовую Ассоциацию. Это не так! А потому адрес в Ницце известен «куда идти» и «где служить» отцу Иоанну Гейту.

Конечно, на всё воля Божия, но мне казалось необходимым некоторая расстановка акцентов и уточнений в этом сложном, крайне запутанном деле, которое наконец близится к своему завершению.



суббота, 3 декабря 2011 г.

Собор в Ницце подключают к России


Противостояние между Константинопольским патриархатом и РПЦ вокруг Свято-Никольского собора в Ницце подошло к развязке. Клирики Константинопольского патриархата, которые вопреки решению французского суда отказывались передавать храм России, вчера заявили "Ъ", что передадут ключи от собора историческому владельцу. Таким образом, крупнейший православный храм Европы спустя 90 лет вновь будет принадлежать России.

Вчера настоятель собора протоиерей Иоанн Гейт сообщил "Ъ", что "передаст ключи от храма российской стороне, потому что приход не может платить €6 тыс. пени в день за отказ покинуть собор". Отец Иоанн сделал это заявление после того, как апелляционная инстанция города Экс-ан-Прованс признала законным решение суда Ниццы наложить на приход пени в размере €6 тыс. за каждый день просрочки передачи представителям России собора. "Я не хочу комментировать решение суда,— заявил отец Иоанн.— Мы теперь живем в другом мире: Франция перестала быть республикой". Настоятель добавил при этом, что константинопольские клирики покидать храм не намерены, "пока не будет на то распоряжения Константинопольского патриархата".

Свято-Никольский собор построен в стиле Покровского собора на Красной площади в Москве и освящен в декабре 1912 года. После революции 1917 года его церковная община приняла решение перейти под юрисдикцию Константинопольского патриархата.

Напомним, конфликт вокруг самого большого в Западной Европе православного храма начался в ноябре 2005 года, когда посольство РФ во Франции обратилось в суд с просьбой провести инвентаризацию Свято-Никольского собора с целью дальнейшей передачи законному собственнику, то есть России. Юристы указывали, что с момента постройки и до 1917 года храм был собственностью Российской империи, а РФ является ее правопреемницей. Суд согласился с этими аргументами, но когда в феврале 2006 года в собор пришли судебные исполнители, прихожане во главе с настоятелем отцом Иоанном (Жан Гейт) отказались пустить их и оспорили решение в суде. В мае 2011 года апелляционный суд (суд второй инстанции) города Экс-ан-Прованс (Франция) окончательно признал Россию собственником собора в Ницце.

Однако и это решение не сломило сопротивление константинопольских клириков. В сентябре 2011 года Корсунская епархия Московского патриархата, канонической территорией которой является Франция, потребовала от священников Никольского собора передать документацию и объявила о намерении "взять на себя административное управление и ответственность за содержание храма". "Мы признаем решение суда, но согласно каноническим правилам не можем покинуть храм",— заявил в ответ протоиерей Иоанн Гейт. По его словам, право собственности на здание не дает владельцу право выбирать юрисдикционную принадлежность священнослужителей. "Пусть договариваются наши патриархи, а мне Варфоломей (Константинопольский патриарх.— "Ъ") сказал никуда не уходить",— заявил отец Иоанн. Таким образом, спор вокруг собственности перешел уже в межцерковный конфликт.

Управделами президента РФ, на балансе которого находится вся российская заграничная собственность, пока, по словам пресс-секретаря ведомства Виктора Хрекова, не располагает информацией, что "Православная ассоциация готова передать ключи от храма". Ранее в управлении делами не скрывали, что собор, скорее всего, будет передан в безвозмездное пользование Московскому патриархату, как это было сделано в 2009 году с храмом святителя Николая в Бари (Италия). Вчера господин Хреков был более осторожен: "Сейчас рано говорить, кому именно будет передан собор, наша первостепенная задача — получить храм и начать его реставрировать, потому что он находится в очень плачевном состоянии".

Впрочем, в РПЦ не сомневаются, что собор перейдет под ее юрисдикцию. В Корсунской епархии "Ъ" сообщили, что ожидают, когда будут урегулированы все вопросы и храм будет передан Московскому патриархату. "У Православной ассоциации есть еще храм в Ницце, поэтому приход Никольского собора вполне может переехать туда,— сообщили "Ъ" в епархии.— Но мы не исключаем и возможность совместного использования собора на условии, что старшим священником будет клирик Московского патриархата".

Павел Коробов
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1830758

вторник, 1 ноября 2011 г.

«ЭТОТ ХРАМ БЫЛ САМЫМ ПОСЕЩАЕМЫМ ПАМЯТНИКОМ АРХИТЕКТУРЫ ВСЕГО ЛАЗУРНОГО БЕРЕГА»

Беседа с протоиереем Николаем Озолиным, настоятелем Никольского храма в Ницце

Уже довольно долгое время российские и французские СМИ активно обсуждают ситуацию вокруг православного храма святителя Николая в Ницце. Портал «Православие.ру» решил получить информацию из первых рук – от нового настоятеля храма протоиерея Николая Озолина, сына знаменитого профессора Свято-Сергиевского богословского института в Париже.

- Отец Николай, вы родились и выросли во Франции, в семье русских эмигрантов; здесь прошла ваша молодость, здесь живут ваши родители. Потом вы переехали в Россию, там служили много лет, там обрели свою семью. И вот теперь вернулись во Францию на новое служение в Ниццу. Все-таки кем вы больше считаете себя – французом или русским?

- В жизни человека есть разные этапы. Очень трудно предугадать житейский путь каждого. Как вы сами отметили, я родился в Париже, рос во Франции – стране, которую я очень люблю. Но самые деятельные годы жизни я провел в России, это был период становления как личности, как главы семьи, как настоятеля. Конечно, я себя считаю уже русским человеком – в моей душе, в моем сердце этот выбор сделан сознательно. Я совершенно искренне радуюсь своему российскому гражданству.

- А какова ваша миссия в Ницце? Почему вас назначили именно сюда?

- Я прибыл в Ниццу по благословению Святейшего Патриарха Кирилла. Моя миссия – организовать богослужебную жизнь собора, в подчинении владыки Нестора – главы Корсунской епархии. Главная задача состоит в том, чтобы уделить больше внимания нашим соотечественникам на юге Франции. Статистика говорит о том, что на Французской Ривьере сейчас проживает около 250 тысяч русских, но под русскими подразумеваются разные народы бывшего СССР. Среди этих людей – тысячи и тысячи православных семей. Таким образом, мое послушание заключается в приобщении их к церковной жизни. Это довольно большой труд, но перспективы тоже очень большие и радостные.

Я полагаю, что мое назначение в Ниццу обусловлено тем, что я рос во Франции, мне хорошо известна эмигрантская среда и ее особенности.

- Не секрет, что у нас довольно непростые отношения с Константинопольским Патриархатом, по крайней мере в отношении Западной Европы, Франции. Но мы знаем, что первое время в Ницце вы служили вместе с клириками Константинополя. И хотя храм до сих пор не передан, но все-таки это совместное служение не есть ли знак надежды на благополучное, мирное разрешение конфликта?

- Я вас благодарю за этот вопрос. По прибытии в Ниццу 18 августа, в предпразднство Преображения Господня, мне удалось договориться с отцом Иоанном Гейтом о совместном служении в этот великий день, великий праздник. Для меня это была большая духовная радость, потому что еще недавно я был настоятелем Преображенской церкви на острове Кижи, и у меня совершенно особое чувство, особое отношение к этому празднику: он был самым ярким летним праздником на острове.

Загрузить увеличенное изображение. 800 x 494 px. Размер файла 176101 b.
И потому в совместном служении в этот день я видел знак доброй воли двух сторон, как первые страницы новой жизни прихода, по крайней мере как начало переходного периода. Причем это совместное с отцом Иоанном начало должно было стать отправной точкой для переговоров и устроения новой церковной жизни. Для меня было очень важно избежать возникновения моментов, которые могли стать унизительными для отца Иоанна или его сподвижников. Исход кризиса был совершенно ясен всем, необходимо было достойно проводить конец одного периода и начинать новый. Эти чувства подкрепились благодаря тем четырем службам, которые имели место. Я хотел бы уточнить, что в этот период для меня отец Иоанн оставался настоятелем и поминался только патриарх Константинопольский. Мое согласие с этим условием должно было способствовать началу переговоров и так называемого переходного периода. К сожалению, эти начинания были сорваны появлением заметки в Интернете о назначении меня будущим настоятелем. И хотя отец Иоанн знал об этом и был предупрежден заранее, его уязвило то, что эта информация была обнародована. С этого момента он потерял всякое желание сотрудничать.

- Получается, что с того времени вы уже не можете служить в соборе и теперь на вас смотрят как на какого-то захватчика?

- Нет, я как раз не являюсь захватчиком, и люди в соборе это прекрасно видят: я просто стою на службе и молюсь с ними. То, что мы не являемся захватчиками, – это очень важно. Нужно понять, что в правовом государстве, где господствует закон, французским судом было принято решение о возвращении этого великолепного собора России. Судилась с местной общиной Российская Федерация, не Русская Церковь, и, знаете, я хотел бы ради справедливости напомнить, что Российская Федерация предлагала местной общине остаться на месте, но признать, что собор и земля вокруг собора являются собственностью Российской Федерации. Но местная община АКОР от этого отказалась и вынудила Российскую Федерацию оспорить такую позицию в суде. Примечательно, что в очень сложном судебном процессе Россия одержала победу – вопреки всем предположениям.

Во время всего периода судебных тяжб отец настоятель вел такую «внешнюю политику», очень антирусскую, которая очень сильно напоминала язык Зарубежной Церкви во время «холодной войны». И она не прекращается по сей день. Потому перед таким недружелюбным поведением у Российской Федерации не было другого выхода, кроме как в конце концов обратиться к Московскому Патриархату и попросить, чтобы он в будущем организовывал церковную жизнь этого храма.

- Да, это очень важно, потому что храм постоянно закрыт, здесь висит объявление, что по требованию Российской Федерации доступ в него прекращен. Дескать, раньше он функционировал как музей, где взималась плата, а теперь вроде бы такую плату брать не могут, и поэтому они вообще закрыли храм, и только во время службы можно его посещать. То есть человек, который хочет увидеть замечательный исторический памятник, может просто не иметь такой возможности, если придет, к примеру, в будний день. Как вы прокомментируете такие действия?

- Конечно, последние действия настоятеля собора весьма и весьма прискорбны. Нужно представить, что этот храм до его закрытия местной общиной был самым посещаемым памятником архитектуры всего Лазурного Берега. Я неоднократно был свидетелем, как немало людей приезжало, и очень часто издалека, чтобы посетить этот храм.

Сегодня сложилась такая ситуация, когда человек, не обязательно православный, хочет посетить этот памятник архитектуры, но, увы, он лишен этой радости. Конечно, такая позиция неприемлема. И тут я хотел бы разъяснить: на плакате, который вывесила местная община, сказано, что она вынуждена закрыть храм по требованию Российской Федерации. Это ложь, потому что Россия никогда не предъявляла такого требования. Таким образом, посетитель который не в курсе этих тяжб, эмоционально настраивается против России, на что и рассчитан этот ход.

- А в целом каково состояние прихода? Честно говоря, когда мы были на службе, нас немножко неприятно удивило и расстроило столь немногочисленное собрание прихожан в храме на двунадесятый праздник – Воздвижение Креста. В храме раздавалось какое-то невнятное чтение наполовину на французском, наполовину на русскомне на церковнославянском, а именно на обычном русском языке; звучало какое-то сбивчивое пение. Для самого главного храма Лазурного Берега как-то все это немножко грустно. С чем, по-вашему, это связано, почему так происходит?

- На этот счет я могу предположить следующее. Выбор французского языка, его употребление в богослужебной жизни тут, во Франции, оправдан тем, что мы всегда протягиваем руку франкоязычному населению. Это важный миссионерский элемент. С русским языком тоже все сложно. Почему именно русский язык? Это сознательный выбор настоятеля, который считает, что русским, приезжающим из России, знающим и мало знающим о Церкви, будет роднее и понятнее служба на русском языке. Они тут, во Франции, слышат почти все языки мира, а когда человек приходит в храм – он хочет прикоснуться к частице России, вернуться немножко домой. Но можно оспорить эту позицию, так как в России церковные службы ведутся на церковнославянском языке, и нашим соотечественникам необходима родная им в этом отношении служба. Я хотел бы отметить также, что очень многие прихожане Свято-Николаевского храма обращаются ко мне с просьбой в будущем вернуть службу на церковнославянском языке.

- Батюшка, во Франции большая русская диаспора и в то же время нередки случаи перехода коренных французов в Православие. Как, по-вашему: будет ли здесь духовный «урожай», будет ли интерес к Православию, будут ли люди приходить на службу, если все хорошо устроить?

- Я думаю, что первое время будет очень скромное. Нужно будет организовать ядро прихода, которое включает в себя хороший хор, воцерковленных помощников – людей, понимающих суть церковной жизни, людей, которые могут жертвовать собою ради нее. Иными словами, начало будет не пышное. На протяжении первых нескольких месяцев храм будет закрыт на реставрацию. Много наших соотечественников живет в Ницце, и если вернуть нашему храму церковную жизнь, какой она нам видится, то есть много причин для оптимизма. Ницца – это город, прежде всего, итальянский по духу, он стал французским только во второй половине XIX века, совсем недавно. Этот город очень красивый, разнообразный, немножко шумный. Он затронет душу любого человека, который любит город с «характером», город со своей архитектурой, город со своим «лицом».

- В Ницце вы оказались в сложной ситуации, в не самом дружелюбном окружении. В этой ситуации вы не скучаете по Кижам, Петрозаводску?

- На самом деле среда, в которой я нахожусь, мне знакома – это среда, в которой я рос. Имеются в виду все эти вопросы об эмиграции, об отношении к Русской Церкви – они всегда меня окружали в жизни. Меня смущает нежелание отца Иоанна и его окружения заметить те огромные положительные преобразования, которые имеют место в России. Меня смущает, что он так крепко держится за собственность России и так мало ее любит. Эта община своим поведением и действиями, своим радикализмом, на мой взгляд, впадает в некое сектантское настроение. И это очень грустно и опасно. Как ни прискорбно, из-за своих недальновидных решений отец Иоанн войдет в историю как священник, который потерял собор архиепископии в Ницце.

Вторая часть вопроса – не скучаю ли я по Кижам, Петрозаводску. Я уже отметил, что считаю себя русским человеком, и могу совсем определенно сказать, что своей малой родиной и вообще своим домом я считаю Петрозаводск. И это понятно: наиболее активная взрослая часть моей жизни прошла именно в Петрозаводске. По Кижам некая тоска присутствует. С Кижами были связаны первые годы священства – самые первые и лучшие годы. Кижи запечатлелись в моей душе и в сердце сильным образом. Я очень полюбил этот дивный остров, помню сотрудников музея, помню местное население острова, эти маленькие деревни вокруг Кижей. Помню свой приход в Петрозаводске и молюсь о них на службах тут, в Ницце. Это та часть моей жизни, которая формировала во мне понятие о моем доме, о моей новой родине. Это очень для меня важно.

Загрузить увеличенное изображение. 775 x 530 px. Размер файла 206484 b.
- Желаем вам в Ницце таких же и еще больших успехов в устроении церковной жизни, как и в Кижах.

- Дай Бог. Прошу, чтобы и люди помолились о наших начинаниях. Очень бы хотелось, чтобы этот кусочек стал воистину русским в радость и в утешение нашим соотечественникам.

Интервью подготовлено сотрудниками сайта «Православие.ру»


Храм в Ницце: суд постановил отдать ключи России

Община Константинопольского Патриархата, должна вернуть ключи от храма представителям российской стороны по решению суда, состоявшегося 31 октября в Ницце. Передать ключи община должна в течение семи дней, после чего за каждый просроченный день суд постановил выплачивать 6000 евро, сообщает газета Le Point.

«Это решение нас удовлетворяет. Теперь Россия может произвести в храме намеченные работы», – сказал адвокат российской стороны Ален Конфино.

Храм был возвращен России по решению апелляционного суда города Экс-ан-Прованса, после долгой судебной тяжбы с ACOR -Русской православной культовой ассоциацией. Решение получило кассационное обжалование.

Настоятель собора – священник Константинопольского Патриархата Жан Гет, отказался возвращать ключи от храма: «По каноническому праву я верну ключи только своему епископу», а именно архиепископу Гавриилу, служащему в Париже.

Церковь Святителя Николая в Ницце – самое большое здание Русской Православной за пределами России. Здесь более 300 икон и ежегодно более 100 000 посетителей.

Православие и мир

понедельник, 17 октября 2011 г.

Община Константинопольского патриархата не намерена передавать собор в Ницце Русской церкви

Париж. 17 октября. ИНТЕРФАКС - Совет Экзархата русских приходов в Западной Европе (Константинопольский патриархат) продолжает считать себя законным пользователем Свято-Никольского собора в Ницце.

"Приходская ассоциация подала кассационную жалобу на решение Апелляционного суда города Экс-ан-Прованс, признавшего за Российской Федерацией право собственности над земельным участком, на котором воздвигнут собор", - говорится в заявлении Экзархата, опубликованном на его сайте по итогам состоявшегося недавно заседания.

Как отмечается в документе, приходская ассоциация, "являющаяся юридическим лицом прихода, считает, что решение Апелляционного суда не лишает ее права законного пользования собором, а также права продолжать отправление культа в соответствии с православной русской традицией, как она делала в течение 80 лет".

"Таким образом, приходская ассоциация не намеревается оставлять собор, но ей тем не менее пришлось положить конец взиманию платы за вход с посетителей, что в свою очередь заставило ее уволить всех штатных сотрудников, занимавшихся приемом посетителей и содержанием храма, из-за отсутствия средств для оплаты их труда и тем самым закрыть собор для посетителей вне часов, когда проходят богослужения", - сказано в заявлении.

В Экзархате также обвинили нового настоятеля собора от Корсунской епархии Московского патриархата в том, что он якобы "вносит смущение в приходскую жизнь своим демонстративным поведением во время богослужений и поддерживает состояние напряженности при помощи плохо завуалированных угроз в адрес настоятеля отца Иоанна Гейта, а также обманных или сильно преувеличенных публичных заявлений".

"Вторжение епископа Московского патриархата в жизнь ниццкого прихода, действия присланных им клириков и постоянно заявляемое стремление захватить собор в угоду приказам, исходящим от внешних по отношению к Церкви политических сил, являются нарушениями канонической нормы Православной церкви. Это также недопустимо", - говорится в заявлении.

Как сообщалось, 19 мая французское правосудие подтвердило права собственности России на храм Святителя Николая в Ницце. Российское государство, в свою очередь, приняло решение передать храм в безвозмездное и бессрочное пользование Русской церкви.

Однако в Константинопольском патриархате затягивают процесс фактической передачи собора Московскому патриархату.

Недавно состоялась встреча епископа Нестора, главы Корсунской епархии, в подчинении которой находятся французские приходы Московского патриархата, с главой Экзархата русских приходов в Западной Европе архиепископом Гавриилом. Последний дал епископу Нестору понять, что вопросы передачи ключей и прекращения взимания платы за вход в собор Русской церкви придется решать напрямую с местной приходской ассоциацией.

Таким образом, встреча не принесла результатов. Последующая расширенная встреча между представителями Константинопольского и Московского патриархатов находится в процессе подготовки.

вторник, 20 сентября 2011 г.

Ницца: грядёт мир под оливами


Читателям портала «Православие и мир», может быть, наскучила тема далёкой Франции и Лазурного берега, мыслящегося не только комфортным курортом, но и местом церковных нестроений. Приходится, увы, эту тему продолжить, но теперь уже в ином ракурсе.

Но прежде чем перейти к Ниццкому котлу, в почти военном значении, начнём с того, что обещает скорому его погашению и возврату к церковному миру.

Париж, Собор Святого Александра Невского, торжественная в день 150-тия освящения собора служба, в присутствии многочисленного епископата и высоких персон представляющих светскую власть, литургия: служат владыка Гавриил Команский, митрополит Эммануил Галльский, владыка Михаил, епископ Женевский (РПЦЗ) и другие иерархи.

Париж, Собор Святого Александра Невского.

Митрополит Эммануил огласил приветствие Патриарха Константинопольского Варфоломея. Православным русской традиции, проживающим во Франции, изболевшимся распрями, напоминающими, прости Господи, десятилетия холодной войны, было в утешение и надежду услышать эти слова послания:

«Итак, преисполненные в духе братской любви, мы убеждены в том, что воплощение Евангельских и евхаристических ценностей в славянском православном мире и есть то призвание, которому вы должны оставаться верными, так как именно этой верностью вы обогащаете православную Церковь во всей её полноте, углубляя Евхаристическую связь, столь необходимую единству Телу Христова.

Это призвание показывает и убеждает, в том, что особенности, присущие вашему Экзархату, помогут достроить мосты укрепляющие наши братские отношения с братской Церковью Московского Патриархата. И впрямь, времена изменились, дух полемики остался позади, нам необходимо залечивать раны причинённые историей и напрочь отказаться от всякой враждебности» (целиком послание Патриарха Варфоломея опубликовано на сайте Ассамблеи православных епископов Франции)

Париж. Фото: Крамаренко Олеся, photosight.ru

Великие слова, вдвойне утешающие на фоне недавних брутальных высказываний в адрес Русской Православной Церкви, исходящих из кругов, близких Архиепископии на Дарю.

В утешение услышать православным русской традиции, что сам патриарх Константинопольский счёл в пользу призвать к покою русскую православную многоюрисдикционную общину Франции, увы, пришедшую в последнее десятилетие к квазизощенковским взаимоотношениям.

О Ницце: там и суд, и приставы, и плакаты, и листовки, и резкие высказывания в адрес России и Русской Православной Церкви, с плохо скрываемым презрением к французскому правосудию!

Можно только надеется, что разум возьмёт верх над эмоциями и к Новолетию установится справедливость. Тому залог недавний приезд в Ниццу замечательного священника из Архангельска протоиерея Николая Озолина. Вокруг него за две недели пребывания собрались прихожане, желающие умиротворения.

Этот мирный прогноз более чем оптимистичен, если прочесть решение последней сессии Ассамблеи православных епископов Франции (АЕОФ), проходившей вПариже 15 сентября, под председательством митрополита Галльского Эммануила.

В работе сессии, естественно, принимал участие вл. Нестор, епископ Корсунский. После не столь давних заседаний Межправославной комиссии в Шамбези было установлено, что решения в ассамблеях православных епископов всюду, где они есть, принимаются единодушно. Это вошедшее в силу положение, конечно же, помогает избегать открытых несогласий.

Ницца, вид с холма Шато. Фото: Трофимова Таисия, photosight.ru

Решение Ассамблеи гласит:

«Не вдаваясь в юридические аспекты, связанные с ситуацией вокруг собора в Ницце, православные епископы Франции глубоко сожалеют о напряженности и раздорах, возникших между членами единой церковной семьи.

Епископы посчитали единодушно, что необходимо умиротворить без промедления ситуацию и стремиться к церковному выходу из конфликта, чтобы вновь открыть пути примирения и соединения во Христе.

В связи с этим епископы решили обратиться к мудрости двух вовлеченных патриархов, Вселенского и Московского, с тем чтобы как можно скорее прийти к церковному и мирному разрешению конфликта. До этого епископы просят все затронутые стороны сохранять спокойствие и во всем действовать в пользу мира церковного» (Официальный сайт Ассамблеи православных епископов Франции)

Итак, кесареву – кесарево: законный владелец храма и территории в Ницце,Российская Федерация, продолжает, по своему разумению, действовать для того, чтобы добиться осуществления решений французских судов двух инстанций.

Межюрисдикционные нестроения, тем временем, конечно же, найдут своё разрешение в том братском духе, к которому призывают патриарх Варфоломей и Ассамблея.

Никита и Ксения Кривошеины, Париж

понедельник, 5 сентября 2011 г.

Епископ Корсунский Нестор: Православная Европа между прошлым и будущим


Корсунская епархия объединяет приходы на территории ряда стран Западной Европы: Франции, Швейцарии, Испании и Португалии. В настоящее время епископ Корсунский управляет также приходами Русской Православной Церкви в Италии. Особенности культурной, экономической и политической жизни в Западной Европе формируют здесь значительно иной, чем в России, контекст для развития приходской жизни и миссионерского служения.

Une importante interview de Mgr Nestor, évêque de Chersonèse:
— Ваше Преосвященство, что представляет собой на сегодняшний день Корсунская епархия?
— Сегодня в Западной Европе трудно отыскать такой город, большой или малый, в котором не было бы общины наших соотечественников (я имею в виду, разумеется, выходцев не только из России, но из всех стран канонической территории Московского Патриархата). Пастырское окормление этих общин входит в сферу ответственности нашей епархии. И несмотря на то что число наших приходов многократно возросло за последние 10–15 лет (сегодня это 33 прихода и более 20 евхаристических общин в Корсунской епархии и 49 действующих приходов в Италии), мы еще очень далеко от того уровня организации церковной жизни, который бы соответствовал реальным духовным потребностям нашей паствы. Помимо новых эмигрантов, приток которых особенно значителен в Италии, Испании и Португалии, среди наших прихожан — потомки прежней эмиграции, ведь у нас, преимущественно во Франции, есть приходы, ведущие свою историю с 20-х и 30-х годов прошлого века, а Свято-Никольский приход в Риме помнит еще Гоголя и Брюллова. Кроме того, существуют общины, в которых большинство членов является представителями местного православия, то есть православные французы, итальянцы, испанцы и т.д.

— Часто приходится слышать, что церковная жизнь в странах Старой Европы постепенно угасает. Могут ли православные эмигранты повлиять на этот процесс?
— Вы имеете в виду церковную жизнь традиционных для Европы христианских конфессий? Я не думаю, что число воцерковленных или, как говорят на Западе, практикующих христиан в процентном соотношении сильно отличается в России от стран Старой Европы. Но тот духовный подъем, который наша Церковь переживает последние годы, возрождаясь после периода гонений, воспринимается на Западе как ободряющее свидетельство стойкости и жизнеспособности христианства в целом. Поэтому значительная по своим размерам православная эмиграция, без сомнения, оказывает и будет в дальнейшем оказывать еще большее влияние на духовное состояние Западной Европы и на взаимоотношения Церкви и общества.

— Корсунская епархия тесно взаимодействует с православными Поместными Церквами. Как сегодня строится это сотрудничество?
— Вопрос окормления и сосуществования диаспор является для современного православия очень важным. У православных на Западе растет сознание того, что все мы вместе составляем Единую и Соборную Церковь, имеющую общение в таинствах и полное единство в вере. С недавних пор, следуя решениям, принятым общеправославными совещаниями в Шамбези, мы также проявляем это единство в работе ассамблей православных епископов, которые существуют в тех странах, где находятся епархии различных православных Поместных Церквей. В частности, мне приходится участвовать в работе епископских ассамблей Франции, Швейцарии, Италии и Испании. Православные епископы, участвующие в работе ассамблей, координируют свои действия, вырабатывают совместные инициативы пастырского и просветительского характера, в том числе благословляют переводы богослужебных, катехизических текстов и святоотеческих творений на местные языки и их издание. Они также рассматривают многие вопросы, связанные с взаимодействием Церкви и общества, например душепопечительская работа в тюрьмах и больницах, катехизация, миссионерство. Во Франции, например, от имени ассамблеи епископы регулярно участвуют в круглых столах по вопросам межкультурного сотрудничества и эмиграции, встречаются с первыми лицами государства, министрами и парламентариями. И мнение Православной Церкви имеет больший вес, когда она ведет диалог с обществом и с государственными структурами не от лица одной епархии, а от лица всей полноты православия в каждой отдельно взятой стране. Представители православных Поместных Церквей на заседаниях занимают места в ассамблее согласно диптиху. Хотел бы отметить, что наиболее многочисленными и быстроразвивающимися епархиями в Западной Европе являются епархии Румынской Православной Церкви, с которыми у нас сложились братские и добрые отношения.

— Как развивается диалог с представителями Католической Церкви?
— Межхристианский диалог является одним из приоритетных направлений нашей деятельности. Отношения с Католической Церковью в разных странах складываются по-разному, но можно говорить об их общей доброжелательной и открытой атмосфере. У западного христианства есть неподдельный и живой интерес к православию. Не могу не сказать и о конкретных шагах, о братской помощи, которую многие католические епископы оказывают нашим недавно созданным и небогатым общинам, предоставляя им места для богослужения и во многих случаях передавая в постоянное пользование храмы и часовни. Наши священнослужители по приглашению представителей Католической Церкви регулярно читают лекции, проводят встречи для общественности, выступают на конференциях, где рассказывают о православии. Такие встречи часто проходят в католических монастырях и епархиальных центрах, и нередко послушать православного священника приходят сотни людей. Мы живем на одной территории. Католическая Церковь имеет в Западной Европе свою многочисленную паству, исторические традиции, авторитет и уважение общественных институтов. Мы готовы к сотрудничеству с ней, готовы вместе свидетельствовать о непреходящих евангельских истинах, отстаивать в секулярном окружении общие нравственные позиции, напоминать европейской цивилизации о ее христианских корнях. Наше сотрудничество проходит также в сфере богословского образования и в социальной, благотворительной деятельности. И я убежден, что со временем оно будет только расширяться.

— Есть ли у вас планы строительства новых храмов на территории епархии?
— Я хотел бы подробно ответить на этот волнующий меня вопрос. Поразительным является факт, что, несмотря на многомиллионную эмиграцию, на немалые материальные возможности многих из тех, кто переехал в Западную Европу или регулярно приезжает сюда, число новопостроенных храмов можно сосчитать по пальцам одной руки. Вы, может быть, слышали о строительстве русского духовно-культурного центра в Париже. Мы очень надеемся на то, что этот проект — жизненно важный для нашей епархии — осуществится и в скором времени на берегах Сены появится благолепный русский собор. Это очень нужный проект, отвечающий не только престижу Российского государства, но и духовным потребностям наших многочисленных соотечественников. Он реализуется, как и все значимые проекты Корсунской епархии, благодаря непосредственному участию Святейшего Патриарха. Можно еще упомянуть о храме святой великомученицы Екатерины, построенном в Риме, о Воскресенском храме в Цюрихе, который был благолепно устроен в перестроенном здании лютеранской церкви. В Мадриде и Страсбурге Русской Православной Церкви были выделены участки земли под строительство храмов, подготовлены проекты, остается лишь решить вопрос с их финансированием. На этом наш список подходит к концу. А как бы хотелось его продолжить, хотелось, чтобы стало возможным строительство еще хотя бы двух-трех храмов в крупнейших городах Европы, таких как Милан и Барселона, Лиссабон и Неаполь, Марсель, Тулуза или Бордо. Пусть это будут самые скромные, простые храмы, рассчитанные на двести-триста человек, но они действительно необходимы, ведь во всех этих и многих других городах проживают сейчас тысячи наших верующих, тысячи потенциальных прихожан. Грустно сознавать, что почти все наши новооткрытые приходы и недавно созданные общины ютятся или в католических храмах, или в совсем неприспособленных помещениях. Ведь именно из-за отсутствия храмов многие люди остаются вне активной церковной жизни.

— Не могли бы вы рассказать о Парижской духовной семинарии?
— Я думаю, открытие семинарии является одним из самых важных событий в жизни нашей епархии за последние годы. Это совсем небольшая (мы принимаем на обучение максимум десять семинаристов в год), но в то же время очень значимая и многообещающая духовная школа не только для нашей епархии, но, убежден, и для всей Русской Православной Церкви. Наши студенты по прошествии пропедевтического года записываются на философский факультет Сорбонны или же в Высшую школу научных исследований Франции, по окончании обучения они получают два диплома — светский и церковный. Это создает большие нагрузки, но зато качество образования становится выше. Специфика служения в нашей епархии такова, что нам просто необходимы грамотные, церковно образованные кадры, владеющие иностранными языками, имеющие опыт жизни и служения в наших непростых условиях. Такие кадры взять неоткуда, мы должны готовить их сами. Убежден, что выпускники нашей семинарии будут востребованы и в других заграничных епархиях, как преподаватели духовных учебных заведений в России, как сотрудники синодальных отделов и на многих других поприщах церковного служения. Важно создать для обучения подходящие условия, такие, чтобы помимо получаемых знаний у студентов воспитывалось чувство ответственности перед Церковью, навыки достойного поведения и высокой церковной культуры, благоговение к будущему служению, уважение к самим себе.

— Есть ли перспективы развития монашеских общин в епархии?
— У нас во Франции есть два небольших женских монастыря и один скит, их насельники французы, настоящие подвижники, пришедшие к православию в конце 60-х годов прошлого века. Есть также небольшой монастырь и два скита в Швейцарии, монахи в них коренные швейцарцы. Один из них — удивительный человек, известный патролог и богослов иеромонах Гавриил (Бунге). Я убежден, что без монашества и монастырей не может быть зрелости и полноты церковной жизни, и поэтому очень надеюсь, что существующая у нас монашеская традиция не исчезнет. Может быть, сейчас особенно важно было бы устроить в одной из наших стран монастырь русской монашеской традиции, в который люди могли бы приезжать за духовной поддержкой. Я, если хотите, мечтаю о таком монастыре и, как епархиальный архиерей, готов оказать этому начинанию всяческую поддержку. Тем более что на территории Корсунской епархии очень много прекрасных и уединенных мест, располагающих к созерцательной монашеской жизни.

— Как складываются ваши отношения с Зарубежной Церковью и с архиепископией русских приходов Константинопольского Патриархата?
— Рассказ о жизни нашей епархии был бы неполным, если бы мы не затронули эту очень важную тему. Мы пережили большую радость, когда состоялось историческое воссоединение с Зарубежной Церковью. В настоящее время мы очень тесно и по-братски взаимодействуем с Женевской и Западноевропейской епархией Русской Зарубежной Церкви. Это всегда счастье от взаимного общения, от сослужения, от встречи наших священников и прихожан, тем более что границы наших епархий почти совпадают. Единство, чувство того, что мы принадлежим к одной Поместной Церкви, к ее истории, особенным образом переживается именно здесь, в Западной Европе, где русская эмиграция в свое время так сильно страдала от проблемы церковных юрисдикций. С архиепископией Константинопольского Патриархата, которой принадлежит известный кафедральный собор в Париже на улице Дарю, бывший ранее российским посольским храмом, мы стремимся наладить как можно более конструктивные, добрые, открытые отношения. А как же иначе? Ведь и в храмах Корсунской епархии, и в храмах архиепископии вы встретите тех же самых верующих: потомков первой эмиграции, православных французов, а также, конечно, новых эмигрантов — молдаван, украинцев. Мы не можем разделить нашу паству на два лагеря, не можем провести водораздел, и поэтому необходимо, чтобы мы научились по-братски, с уважением друг к другу взаимодействовать, исходя не из своих узкопонимаемых интересов, а во благо народа Божия. Это не всегда легко, ведь само существование архиепископии является следствием драматических событий, связанных с революцией и гражданской войной, поэтому внутри нее есть определенная группа людей, в среде которых до сих пор как некий больной нерв продолжает пульсировать отчуждение и недоверие ко всему тому, что сегодня происходит в России и Русской Церкви. Эти люди часто говорят о том, что они хотят спасти свой церковный удел, не понимая, что спасение архиепископии, ее самобытности, ее замечательного наследия заключается не в защите от мнимого напападающего, а в примирении и объединении наших общих усилий.

— Как бороться с ассимиляцией русских, и нужно ли с ней бороться вообще?
— Парадоксально то, что лучше всех сохраняет национальную, культурную и языковую идентичность именно Церковь, которая никогда не ставит этот вопрос во главу угла. Для нас самым важным является не то, на каком языке будет говорить следующее поколение наших прихожан или на каком языке будет вестись богослужение. Самым важным является сохранение, передача через поколения живой веры и традиции благочестия. Важно, чтобы наши прихожане оставались православными христианами. В то же время при каждом приходе действуют воскресные школы, где, как правило, преподается не только Закон Божий, но и родные для детей языки. Именно воскресные школы, общение при храме, детские летние лагеря позволяют нашим детям сохранить навыки родного языка и, таким образом, противостоят быстрой ассимиляции, примеры которой мы наблюдаем во всех наших странах.

— Какие основные пути развития епархиальной жизни вы видите в будущем?
— Главное — это открытие новых приходов, строительство храмов, пастырское попечение о душах людей. Нам очень нужны настоящие пастыри, которые не будут ждать, что их пригласят служить в прекрасном благоустроенном храме, где есть всё. Мы живем в таких условиях, когда многие приходы и общины должны быть созданы с нуля. И священники должны собрать и объединить людей, привлечь их в те подвалы и гаражи, которые часто служат нам храмами и молитвенными домами. При этом необходимость для священника работать на светской работе для того, чтобы обеспечить себя и свою семью, не является чем-то исключительным. Несмотря на все трудности, мы ощущаем себя не представительством, не группой загранучреждений, а живой и полноценной частью Русской Православной Церкви, полноценной епархией, которая развивается, живет, совершает свое служение там, где ей предопределил Господь.

Антонина Мага епископ Корсунский Нестор[

PO

Le patriarcat de Moscou espère que la situation autour de la cathédrale Saint Nicolas (Nice) trouvera une solution pacifique

Moscou, le 5 septembre Interfax-Religion

Le patriarcat de Moscou exprime l’espoir que la situation autour de la cathédrale Saint Nicolas trouvera une solution pacifique qui ne sera pas au détriment du prestige dont bénéficie l’Eglise orthodoxe.

Il a été récemment annoncé que les choses traînaient quant à la remise des clés de la cathédrale au prêtre du patriarcat de Moscou qui a été missionné à Nice. La gestion de la cathédrale a, en effet, été il y a peu confiée par la Fédération de Russie à l’Eglise orthodoxe russe.

Le 19 mai dernier la justice française a réaffirmé que la Russie est le propriétaire légitime de l’église de Nice. L’Association cultuelle orthodoxe de Nice (ACOR) n’a pas eu gain de cause devant les tribunaux. L’Etat a pour sa part décidé de transmettre la gestion de la cathédrale au patriarcat de Moscou.

L’ACOR relève de l’archevêché des Églises Orthodoxes Russes en Europe Occidentale exarchat du patriarcat œcuménique . Il existe par conséquent deux structures ecclésiales parallèles en Europe occidentale. Une partie des paroisses se situent dans l’obédience du patriarcat de Moscou, d’autres appartiennent au patriarcat de Constantinople.

Monseigneur Gabriel, responsable de l’exarchat des églises orthodoxes russes, a laissé entendre lors d’une rencontre le 31 août dernier avec Monseigneur Nestor, évêque de Chersonèse, que le patriarcat de Moscou doit s’adresser directement à l’ACOR pour se faire remettre les clés de la cathédrale.Mgr Gabriel s’est ainsi refusé de participer à titre personnel à la recherche d’une solution.

Entre-temps le diocèse de Chersonèse a il y a quelques jours publié une déclaration dans laquelle il était souligne que « L’Association cultuelle orthodoxe de Nice (ACOR) qui était opposée en justice à la Fédération de Russie ne peut être confondue avec l’actuelle paroisse et la communauté des fidèles orthodoxes locaux ». cf.ICI

Ces lenteurs délibérées dans la remise des clés de la cathédrale sont la manifestation, estime le patriarcat de Moscou, d’une volonté de ne pas laisser l’Eglise orthodoxe russe exercer ses droits légitimes.

L’archiprêtre Igor Yakimtchouk, secrétaire du service synodal des relations inter orthodoxes (DREE), a déclaré à Interfax-Religion : « Le diocèse de Chersonèse fait de son mieux pour que la situation trouve une solution aussi pacifique que possible. Je ne suis cependant pas enclin à dramatiser la situation. Il faut espérer que les parties parviendront d’une manière ou d’une autre à une solution de compromis. C’est ce que souhaite pour sa part le patriarcat de Moscou. Je regrette que ces chamailleries d’ordre purement pratique soient au détriment de la foi orthodoxe. Il est essentiel que la perception que l’on a en France de l’orthodoxie n’en souffre. En effet, les hétérodoxes peuvent être légitimement étonnés de voir les Eglises orthodoxes se disputer entre elles ».

Traduction "PO"

вторник, 30 августа 2011 г.

Заявление Корсунской епархии о русском храме в Ницце

Как известно, 19 мая с. г. французское правосудие подтвердило права собственности Российской Федерации на храм святителя Николая в Ницце.

Российское государство, в свою очередь, приняло решение передать храм святителя Николая в Ницце в безвозмездное и бессрочное пользование Русской Православной Церкви Московского Патриархата, которую во Франции представляет Корсунская епархия, зарегистрированная в соответствующих органах французского государства и обладающая правами юридического лица.

Корсунская епархия намерена незамедлительно приступить к исполнению обязательств, возложенных на нее решением Российского Государства, и, во-первых, взять на себя, административное управление и ответственность за содержание храма, а также, во-вторых, осуществлять преемство его богослужебной и приходской жизни.

Корсунская епархия считает необходимым также проявлять заботу о своевременной реставрации и благоустройстве Свято-Никольского собора в Ницце, который является неотъемлемой частью культурного наследия Франции и одним из символов франко-российской дружбы.

С этой целью в Ниццу Корсунской епархией были направлены два клирика, священник и диакон, которым было поручено вступить в административное управление храмом, а также начать переговоры с ответственными лицами Православной культовой ассоциации Ниццы (ACOR). Священнослужители должны были принять ключи и документацию храма, прекратить всякую коммерческую деятельность на его территории (в частности, взимание платы за посещение собора) и обеспечить должное совершение богослужений, достойный прием прихожан, паломников и посетителей собора.

Руководство Экзархата русских церквей Константинопольского Патриархата, чье духовенство обеспечивает в настоящее время литургическую жизнь прихода, было предупреждено о прибытии делегации и о возложенной на нее миссии. Сослужение духовенства обеих юрисдикций в праздник Преображения Господня свидетельствовало о том, что Корсунская епархия открыта к диалогу с Экзархатом и стремится к разрешению сложившейся ситуации в духе мира и братской любви, без ущерба для какой-либо из сторон.

Хотелось бы особо отметить, что Православная культовая ассоциация Ниццы (ACOR), которая вела судебную тяжбу с Российской Федерацией, никаким образом не может быть отождествлена с приходом Свято-Никольского собора и общиной православных верующих региона. Общеизвестным является тот факт, что число верующих Русской Православной Церкви Московского Патриархата в Ницце значительно и увеличивается с каждым годом. Тем не менее, ни владелец Никольского храма – Российская Федерация, – которая из-за отказа ACOR признать ее права и пойти на переговоры, доверила пользование храмом Русской Православной Церкви, ни Корсунская епархия, отныне ответственная за Свято-Никольский собор, не намерены воспрещать доступ в храм кому бы то ни было. Это место молитвы будет отныне открыто для бесплатного посещения всеми желающими. Традиционная для православного храма приходская и богослужебная жизнь в соборе будет продолжаться.

Все вопросы канонического характера будут решаться Корсунским епископом и главой Экзархата русских церквей Константинопольского Патриархата. Мы надеемся, что они будут решены в духе мира и взаимного понимания.

Корсунская епархия намерена принимать во внимание пожелания и чаяния всех без исключения православных верующих, проживающих в Ницце и ее окрестностях. И сделать все возможное, чтобы принятые решения послужили примирению существующих общин, укреплению межправославного единства и сотрудничества.

Mardi 30 Août 2011

http://www.egliserusse.eu/blogdiscussion

понедельник, 22 августа 2011 г.

Протоиерей Николай Озолин по благословению патриарха Кирилла, назначен ректором Свято Никольского Собора в Ниццу


Отец Николай Озолин приступил к сужению в Соборе несколько дней тому назад. Он сын протоиерея Николая Озолина, известного знатока иконы, преподавателя гомилетики и пастырского богословия в Св.Сергиевском Богословском Институте, ответственного редактора передачи «Православие» на 2-ой программе французского государственного телевидения.

Новый настоятель Ниццкого Собора выпускник Св.Владимирского Богословского Института в США (ПЦА). Среди его преподавателей был отец Иоанн Мейендорф. Отец Николай сумел возобновить церковную жизнь в Кижах. Это очень импонирует и обнадёживает. Отец Николай обладает симпатичной внешностью, у него глубокий и вдумчивый взгляд и по всему чувствуется, что он человек благожелательный и в тоже время строгий. Он безупречно владеет русским языком, хоть и слышится небольшой акцент. В его облике присутствует харизма и ощущается большой ум. Все эти качества, конечно же, понадобятся на его новой пастырской должности.

На сегодняшний день Божественную литургию, новый настоятель, сослуживает вместе с отцом Иоанном Гейтом, который ещё не получил от Константинопольского Патриарха, предписания уступить свою должность. Это по сути можно приветствовать,так как это ещё одно доказательство, что Русская Церковь не проявляет настойчивости и продолжает идти как всегда по пути мира и сближения, что мы ясно видим на Средиземноморье.

Отцу Николаю ключи Собора ещё не переданы, но это не мешает ему завоёвывать сердца прихожан. Добавим, что как это было решено владельцем Собора Российской Федерацией, плата за вход должна быть отменена. Отцу Иоанну необходимо с этим согласиться, что с его стороны было бы правильным и делающим ему честь, решением. Деньги, не главная его забота, он может в этом вопросе положиться на Российское правительство и на щедрость прихожан.

Именно такой позиции придерживается отец Николай Озолин.

четверг, 30 июня 2011 г.

Обвал в Ницце


Игорь Кириленко
















В субботу, 18 июня, перед
всенощной службой, с южной
стороны нефа Свято-Никольского
собора обрушился огромный
кусок штукатурки диаметром
от полутора до двух метров. Со
страшным грохотом рухнул он
рядом с поминальным столиком.
По счастливой случайности группа
посетителей собора за минуту до
этого покинула место падения.

Обломки разлетелись по всему
храму, запорошив паркетный пол и
иконы слоем пыли.

Находившиеся в соборе туристы и
прихожане долго не могли при-
йти в себя – настолько внезапным и
сильным был удар и настолько удруча-
ющей оказалась представшая их взо-
ру картина. Все было покрыто, как по-
сле бомбежки, кусками штукатурки и
пылью. Напомним, что храм является
памятником архитектуры, и считает-
ся красивейшим русским церковным
сооружением за пределами России.
Поскольку сохраняется опасность
дальнейшего обрушения, периметр
огородили сигнальной лентой, и во
время богослужений прихожане испу-
ганно поглядывают по сторонам. Ме-
нее значительные обрушения стен и
свода регулярно происходили в со-
боре и раньше, но столь массивного и
опасного обвала не было никогда.

Совершенно очевидно, что так на-
зываемая «православная ассоциация
Ниццы» (АКОР), долгие годы занима-
ющая собор, не в состоянии обеспе-
чить надлежащий уход за прекрасным
храмом. На что тратятся огромные
средства, вырученные ассоциацией от
платных посетителей, непонятно! Мо-
жет, на затяжную тяжбу с Российской
Федерацией? Французское правосудие
дважды уже провозгласило Россию за-
конным хозяином и храма, и участка,
на котором он стоит. Но АКОР откры-
то и провокационно игнорирует это.
Вяло ведущему себя Российскому го-
сударству следует, по мнению многих
прихожан, принять срочные меры для
обеспечения не только безопасности
посетителей, но и сохранности этого
уникального памятника русского цер-
ковного зодчества.

Скандальный обвал полностью дис-
кредитировал и без того недостойно ве-
дущую себя ассоциацию АКОР. Ее неза-
конопослушные руководители, в чис-
ле которых есть два священнослужите-
ля Константинопольского Патриархата,
открыто заявляли о том, что не собира-
ются подчиняться решениям судебных
инстанций. В правовом государстве,
коим является Франция, это может рас-
цениваться, как проявление произво-
ла и насилия. Что будет предпринимать
Российская Федерация неясно. Пока
известно лишь, что консул РФ в Мар-
селе посетил собор после обвала с це-
лью осмотра. Пассивность посольства в
этом деле и шокирует, и беспокоит при-
хожан Свято-Никольского собора. В
Ницце пошли слухи о том, что храм бу-
дет на время закрыт, чтобы скалолазы-
каменщики обезопасили места, где шту-
катурка может еще упасть.

Для любого православного челове-
ка разваливающийся храм – это про-
сто ужас!

Постскриптум:

27 июня, на хрупкое старинное зда-
ние часовни, что за собором, обруши-
лась часть дерева, килограммов в 500-
600, повредив ведущую к часовни лест-
ницу. Лица из ассоциации АКОР тут
же стали тихо ликвидировать следы
падения. А сам собор, в этот день за-
крыли. Если бы ветвь упала на кого-то,
а там часто играют дети, в суд бы по-
дали на РФ.

На что тратятся
огромные средства,
вырученные
ассоциацией от
платных посетителей,
непонятно!

Обвал
в Ницце
22 № 25(4848) 1 – 7 июля 2011
РЕЛИГИЯ

пятница, 17 июня 2011 г.

ВЯТСКО-ЛОНДОНСКО-НИЦЦКИЕ СТРАСТИ

17 ИЮНЯ 2011 г. НИКИТА КРИВОШЕИН

www.youtube.com

Альбер Камю в предисловии к «Бунтующему человеку» писал: «Куда интереснее узнать, в силу каких причин люди продолжают жить, чем то, что их толкает покончить с собой — настолько абсурден мир». Камю был агностиком.

Расстаться с жизнью у любого из нас тысяча и одна причина — сводить их к административному произволу нового епископа и необходимостью съехать с квартиры есть упрощенчество. Часто ли кончали с собой православные в худшие десятилетия богоборческих гонений в СССР?

Знаю два случая суицида священнослужителей. Батюшка, парижский эмигрант, стал после войны фанатичным советским патриотом: серпастый принимал из рук посла Богомолова, публично стоя на коленях. Вскоре с матушкой репатриировался. Оказался в Костроме, без прихода, без средств, в полуподвале, где его супруга стала ускоренно гибнуть от туберкулёза. Вокруг других репатриантов арестовывали, его очередь приближалась. От необратимости помрачения, которому поддался, он и повесился.

Второй знакомый мне священнослужитель-самоубийца, сын священника же репатрианта из Франции, был при Советах сотрудником церковной дипслужбы, много лет служил на приходах вне страны. Из чистой корысти усердно осведомлял органы, с таким размахом, что им заинтересовались западные спецслужбы. Советы рухнули. Он вскоре покончил с собой (решусь напомнить конец одного из 12 апостолов).

Всё это к тому, что об отце Петре Шаке лучше сосредоточенно подумать, постараться пожалеть и уж никак не пользоваться его судьбой как отправной точкой маршрута Вятка-Ницца-Лондон.

Первый этап: Лондон. Островная юриспруденция устанавливает, что владелец религиозного здания — это культовая ассоциация, там пребывающая. Успенский собор в Лондоне, хотя на протяжени истории были и раздоры, и разделения (изначально приход под таким названием возник в 1716 году как посольская церковь), пребывал под омофором Московской патриархии. После кончины блаженной памяти митрополита Антония (Блума), впрочем, ещё в его последние годы, в соборе начинались нестроения (винить в них присланного незадолго до этого в приход епископа Илариона — слишком удобно). Распри привели к расколу. Часть священников и мирян, верная управляющему Сурожской епархии епископу Василию (Осборну) обратилась, не заручившись отпускной грамотой Москвы, в Константинопольский патриархат с просьбой принять их под свой омофор. Всё церковное имущество самоходом должно было перекочевать в собственность Стамбула. Священный синод РПЦ трижды, как принято, просил вл. Василия прибыть объясниться, тот этого не сделал. И был лишён сана.

Спустя какое-то время, по великодушию Синода, отпускная грамота была церковному фракционеру дана, и его самовольный переход стал считаться каноничным… Но английская судебная машина была уже задействована. В результате процесса британская Фемида определила, что Успенский собор законно принадлежит общине, оставшейся верной МП. Вскоре после вступления решения в силу часть общины, верная вл. Василию Осборну, стала молиться в двух-трёх на весь архипелаг церквушках, а вл. Василий благополучно сложил с себя сан, связал себя узами гражданского брака и убыл во Францию… Большой для Константинополя камуфлет!

Не есть ли аглицкое правосудие идеал для россиян, проклинающих Басманную практику?

Но при чём тут Вятка?

Теперь о Ницце. Свято-Николаевский собор был возведён по почину императрицы Марии Фёдоровны и освящён в декабре 1912 года. Он был одним из последних в большой серии построенных Российской империей в Западной Европе соборов и церквей для духовного окормления русских православных вне страны (нет, не для Герцена с Бакуниным…).Обоснованность иска РФ была безупречно доказана блестящим французским адвокатом Алленом Конфино, сумевшим провести прекрасную работу в российских архивах и дважды выигравшему этот процесс.

Красные путчисты, присвоившие страну осенью 1917-го, взрывали церкви, из неснесённых сделали тюрьмы и дворцы культуры, а малую толику вновь отдали на откуп в 1943-м дозволенной ими патриархии. Победи Троцкий со своими фантазмами мировой революции — всё то же самое произошло бы с храмами в Париже, Сан-Ремо, Баден-Бадене... и Ницце.

По самому что ни есть здравому смыслу построенное Россией и спасённое расстоянием и историей от динамита коммунистов это имущество подлежит возвращению России, избавленной в августе 1991-го от атеистов из Политбюро ЦК КПСС.

Да, конечно же, церковные здания в странах рассеяния самоотверженно поддерживались эмигрантами. Усилия, жертвы, труды их зиждились на одной надежде: не мы, так наши дети увидят освобождение родины от диктатуры пролетариата. Так и было прописано и митрополитом Евлогием, и Константинополем «временно принявшим под свой омофор эмигрантские церкви — до освобождения Русской православной церкви от богоборческого режима».

Так что иск, предъявленный РФ на Свято-Николаевский собор по окончании 99-летнего арендного договора, ничем не коробит. Кстати, никаких решений церковно-юрисдикционного порядка власти РФ покуда не принимали. Но ведь и правосудие V Республики — не Басманный нарсуд?

Руководители Православной ассоциации Ниццы, однако, не стесняются писать, что французская Фемида служит на побегушках у своей исполнительной власти, а та, жаждущая контрактов, — на побегушках у Кремля. Чистые наветы: речь об основах частной собственности, а она – одна из основ Франции.

Возвращаясь к Лазурному берегу: противники реституции в лице нынешней культовой ассоциации набрались ума буквально утверждать, «что тандем Медведев-Путин есть прямое перевоплощение цареубийцы Юровского» и что нынешнее церковное положение в России ничем не отличается от 1940 года! Вот до какого абсурда приводит отказ от видения действительности...

Последнее: читателям и авторам «ЕЖа» хорошо бы реалистичнее воспринимать понятие «белая эмиграция», которым оперирует руководство Свято-Николаевского собора. Таковой больше нет, так же как нет «будёновцев на тачанках». Сент-Женевьевское кладбище под Парижем давно перенаселено. Осталось малое число 70-80-летних детей «первых» эмигрантов, знающих Пушкина, Солженицына и атамана Краснова. Большая часть из них посещает Россию и ходит молиться в патриаршии приходы в Европе. В том числе и я,

Никита Кривошеин