вторник, 26 октября 2010 г.

Здравствуй племя младое, незнакомое!

14.10.10


Нас иногда называют «церковью бабушек». И действительно, в храмах преобладают прихожане, как правило, почтенного возраста. Приток молодых, свежих сил в церковные общины долгое время искусственно сдерживался, причины этого у всех нас «на слуху». Многое можно объяснить последствиями 70-летней эпохи госатеизма. Но ведь так было не во всем христианском мире! Произошедшее недавно объединение двух ветвей Русского Православия – Российской и Зарубежной Церквей открыло нам широкие возможности для общения и обмена опытом духовно-нравственной работы, в том числе, с молодежью. Христианские молодежные движения в странах Европы существуют десятилетиями. И нам есть чему поучиться.

Дорогие братья и сестры! Сегодня у нас необычная встреча. Председатель православного братства «Радонеж» Евгений Никифоров ведет свой репортаж прямо с корабля под названием "Одиссей". В путешествие по Средиземному морю, по стопам славных прадедов, отправились потомки русских эмигрантов, сохранившие на чужбине веру предков. Развертывается оживленная беседа с молодежью, которая выросла во Франции. Предоставим им слово:

- Здравствуйте. Меня зовут Матиас Орген, мне 20 лет. Мы все тут друзья. Познакомились в лагере ОРЮР (Организация Российских Юных Разведчиков).

- Меня зовут Василиса Георгиевна Малько, 21 год. Мы познакомились в лагерях, в Германии.

- Я Гриша Малько, мне 18 лет. Родом из Франции.

- Адриан Михайлович Осоргин, мне 24. И я тоже познакомился со всеми в лагерях.

- Святослав Георгиевич Малько, 23.

Наши юные гости рассказывают читателям о движении ОРЮР. Это молодежные лагеря, которые основали русские эмигранты для того, чтобы сохранить отечественную культуру, родной язык. Среди присутствующих – руководители юношеских отрядов. Они по очереди обращаются к читательской аудитории, отвечая на вопросы ведущего Е.Никифорова.

- У нас все наши лагеря в Германии, нам проще там ставить их, так как во Франции нужны всякие бумаги, дипломы. В наших лагерях мы занимаемся воспитанием детей.

- А кто эти дети, откуда они?

- Большинство - эмигранты первой волны. Несколько человек в России родились, переехали с родителями 10 - 15 лет назад. Приезжают из Германии, Франции. Бывали даже из Италии, Голландии, Англии, Америки. Требования к желающим ехать в лагерь: знать русский язык и говорить по-русски.

- Сколько детей за лето вы пропускаете? 40 - 50?

- Бывало больше. У нас были лагеря, человек по 80-85.

- Как долго лагерь длится? То есть все лето или один месяц, когда вы выезжаете?

- Летом у нас трехнедельные лагеря. Зимой - 10 дней.

- А зимой что вы делаете?

- Зимой мы просто живем не в палатке, а в капитальном доме, но программа та же.

- Вы изнутри знаете эту жизнь. Что это за лагерь, что он дает мальчику, девочке?

- Думаю, самое первое - это, конечно, русский дух. Мы все эмигранты и хотим его сохранить. Постижение духа идет через русский язык, через русское православие. Есть в нас еще и скаутский дух, который дает силы в жизни. Чтобы передвигаться, знакомиться с новыми местами, людьми, помогать друг другу.

- Мы получаем новых друзей, учим песни у костра. Нам открывается новая реальность.

- Вот вы говорили о скаутском движении, о скаутском духе. Что это за дух такой? Скаутское движение возникло в протестантской среде, но именно оно сейчас испытывает громадный напор безбожных сил. В Америке пытаются уничтожить его на корню, ограничивают в силу того, что именно скаутское движение пытается сохранить остатки христианства в американской нации. В чем смысл воспитания юного скаута?

- Ну, всегда помогать ближним, уметь жить в природе. Быть непритязательным.

- Быть послушным начальникам в лагере. Знать, как руководить младшими ребятами, например. Вожаки 13-14 лет, хоть это и рано, должны уже помогать другим младшим, объяснять, как надо поступать.

- А маленькие слушаются?

- Ну, конечно, не всегда.

- А в какие игры они играют?

- Всякие лесные игры, приключения и т.д. – то, что всем интересно. У нас были, например, игры "Маугли", "Король Артур", «Тевтонство». Старшие надевали тевтонские костюмы, прятались в лесу, нападали на лагерь. А малышей надо было защищать.

- Надо включать во все эти игры смысл какой-то, чтобы дети понимали, что это не только игра, что-то надо сделать, выиграть.

- Сама игра - это тоже воспитание, надо, чтобы дети чему-то научились.

чему вы учите их?

- Истории России.

- А как она преподается? Это какие-то отдельные уроки или вы сквозь игру преподаете какие-то основные, значимые события, символы?

- Бывают занятия, когда мы просто рассказываем, что случилось в России. Бывают игры. Когда ребенку 10 лет, ему проще и интереснее что-то запомнить благодаря игре.

- А каким образом вы учите детей православию?

- У нас читается молитва утром и вечером, перед обедом и после. Священник бывает раз или два в неделю. У нас служится литургия.

- На торжественные дни батюшка приезжает, беседует с детьми, преподает закон Божий.

- У нас был в лагере епископ Штутгартский Агапит. В детстве он тоже был в этой организации.

- А как вы сами оказались в этом лагере? Папа с мамой привели?

- Да, мы узнали, что организовался лагерь в Германии. И, конечно, самое важное - это родители. Конечно, все говорили по-русски. Мы ходили в церковь и организовывали литургию в лесу как могли.

- Мы уже четвертое поколение во Франции. Сохранить русский дух довольно трудно. Я думаю, что многим родителям интересно посылать детей в такие лагеря, чтобы они могли говорить по-русски и сохранять родной русский язык.

- Ну, вот о русском духе давайте поговорим. Вот что для вас русский дух? Чем он отличается от европейского, французского, немецкого?

- Трудно ответить на такой вопрос, потому что мы всегда жили и осознавали себя русскими.

- Например, чем русский дух выделяет вас из среды других молодых людей во Франции, Германии и в Штатах?

- Просто в лагерях этот русский дух включается, мы просто вместе молимся, ходим в церковь. Правда, что молодежь во Франции теперь редко верит в Бога. Либо верит, но не ходит в церковь. Для родителей было очень важно, чтобы присутствовал элемент этого духа русского, православного.

- Дружба, я думаю, в русском кругу сильнее, чем во Франции. Я считаю, что русский дух отличается от европейского, западного духа. Ну, тем, что, во-первых, у нас есть такие ценности, которые очень важны. Например, церковь, вера. Мы все участвуем в богослужениях, поем, прислуживаем. То есть, мы интересуемся церковной жизнью, и я могу сказать, что иногда мы себя чувствуем отличными от наших западных друзей. Есть такие темы, на которые с ними очень трудно говорить. На которые говорить можно только, вот, со своими русскими друзьями, которые, как и мы, были воспитаны в этом духе и в этой любви к России

- Как вы себя ощущаете, преимущественно русскими, или преимущественно все-таки французами?

- Ну, это как сказал господин Трубецкой: « У нас род французский, а отчество русское».

- Я два года тому назад встречался в Петербурге с некоторыми русскими, и они мне сказали: ты все-таки француз, ты же во Франции родился. Так что родина у тебя Франция. И я на это ответил, что как раз Родина - это не страна, в которой человек родился или в которой он живет, или в которой его воспитывали. Эта страна, откуда его род.

- Ну, все же Франция страна притягательная. Прямо скажем, это невероятно обаятельная культура, сложная, изысканная. Хотел бы узнать у вас, что вам дорого во Франции?

- Что нам дорого? Знаете, все-таки эта страна приютила наших прадедов, и мы всегда благодарны Франции. И нам это нельзя забыть.

Вы лагеря делаете в Германии. Кстати, где?

- Бывали в Баварии…

- Вдоль Рейна организовали лагеря.

- А почему такой выбор?

- Потому что не слишком далеко от Франции. В наши лагеря много молодежи приезжало из Франции. Там красиво и мы могли довольно просто организовать лагеря в полях недалеко от Рейна.

- А организовать эти лагеря в России не думали?

- Но у нас в России есть уже пять тысяч человек! Есть отделы в Европе, есть отделы в Америке, отделы в Австралии, отделы в России. В прошлом году на Ладоге праздновали 100-летие русского скаутского движения. Там было несколько тысяч детей.

- Мы уже организовали на Ладоге и даже в Питере три лагеря.

- В 2001 и 2003 году. Семь лет назад.

- Вот, я сам из организации из Национальной организации "Витязь", у которой девиз - "За Русь, за веру!". И я первый раз был в России. Это была поездка, организованная школой. Второй раз я уже туда поехал в их лагерь, который недавно открыли. Он находился под Пушкинскими горами, недалеко от Пскова. Это было такое трогательное и очень сильное для меня переживание.

- Русский народ меняется. Эпоха меняет людей. И русские XVI века отличались от русских XVII века, XIX, XX, XXI. Вы приезжаете, сохранившие этот русский дух, как чувствовали ваши родители. Вот, как вы увидели русских людей и русских детей, приехав впервые в Россию?

- Ну, я последний раз в России был семь лет назад, там наверное, многое изменилось. Но семь лет назад мы видели десятилетнего ребенка, который пиво пил в 8 утра на улице. Это сильное впечатление было.

- Однажды мы пошли в церквушку, в Питере, в центре где-то. Бабушка пришла и сказала: что ж вы одеты не так, как другие? И мы просто сказали: мы из Франции. И она нам совсем не поверила. Сказала: вы врете, прямо в церкви? Это очень плохо. Выходите отсюда. Как вам не стыдно!

- Другая деталь. У нас не тот же самый язык, может быть, акцент. Конечно, много ошибок, так как мы очень редко приезжаем в Россию и нам было трудно говорить по-русски. Дома говорим только с родителями, потому, что ходим во французскую школу, имеем друзей французов. В России молодежь говорит побыстрее. Другой акцент. И другими словами.

- Я, правда, не жил в России, но в России, мне кажется, есть живая вера. А во Франции этого совсем нет. Многие из моих друзей католиков просто верят, потому что родители их научили этому

- Мы научились говорить «спасибо» Господу. Надо уметь сказать «прости меня». Это самые важные вещи. И, может быть, что разница с нашими друзьями – не только французами, но и из других стран, в том, что они все меньше и меньше об этом думают. Что мы сами ничего не можем все сделать, и что надо просить помощи у Бога и поблагодарить за помощь, которую мы получаем, за те все дары, которые мы получаем каждый день.

- Во Франции, все меньше и меньше люди верующие. Когда мы говорим, что мы в церковь ходим, они на нас смотрят, как, если бы мы были иностранцы, или из зоопарка вышли.

- Как-то раз, мне было может 16 или 17 лет, я вошел в католическую церковь. И батюшка увидел, что я перекрестился и не как католик, и сразу подошел ко мне. Спросил: ты, может быть, православный? Я ему объяснил, что да. И мы поболтали немножко. Ему было очень-очень приятно, и мне тоже. Было ощущение, что он в первый раз в своей жизни встретил православного верующего молодого человека.

- Вы подружились в лагерях ОРЮРа. Но все-таки, принять на себя ответственность быть организаторами этих лагерей, это нечто другое. Почему вы это сделали? Что вас побудило продолжить эту миссию?

- Я просто очень много чему научился и хотел передать это следующим поколениям.

- Мы помогаем друг другу. Как-то просто через дружбу, через все, что мы делаем, мы тоже помогаем другим людям. Например, мы несколько раз уже принимали русских, которые не были православными. И мы их крестили. И помогали семьям, где родители не могли хорошо воспитать детей, и, в конце концов, мы как-то помогаем и друг другу. И все это в русском образе жизни.

- Да, тут уже мой брат говорил, это чтобы сохранить русский дух, чтобы передать поколениям то, чему нас научили наши предки.

- Конечно, остались очень хорошие воспоминания от лагерей и мы хотели предложить другим детям испытать этот замечательный опыт. Особенно, принимая во внимание, что мы уже четвертое поколение русских за границей. Я считаю, что наше поколение должно сделать особенные усилия, чтобы это никак не искоренилось бы из нашей среды.

- Чтобы вы посоветовали, учитывая, что у вас все-таки семейный долгий опыт сохранения, обороны, культивирования русских ценностей и русского духа? Что бы вы посоветовали мальчикам, девочкам, юношам, которые сейчас слушают вас в России?

- Главным образом, надо знать, что главное. Можно веселиться, но надо знать, что нельзя только это и делать. Вот, в общем, нужно стараться чувствовать разницу между целью нашей жизни вообще и маленькими моментными радостями.

- Не только телевизор в жизни есть, еще и другие развлечения: ездить в лагеря, заводить друзей.

- Очень приятно, когда организуем игры, например, в лесу, во время этих лагерей. Ночью бывают моменты такие необычные. И эта радость драгоценна. Это лучше, чем ходить просто так в дискотеку, убивать время в субботу вечером.

- Я очень рад нашей сегодняшней беседе. Должен сказать, что если вы приедете в гимназии "Радонежа" - их немного, всего лишь три, в каждой, примерно по 300 человек детей. Они тоже все выезжают в лагеря. И примерно так же как вы проводят свое летнее время. Так же как вы веселятся. Ходят на уроки по Закону Божию, при монастырях они несут послушание посильное детям. Они играют в разные игры - в тевтонов, о которых вы говорили, в рыцарей. И в этом смысле я рад, что мы проявляем полное единодушие. И здесь русский дух между нами, потому что Христос посреди нас! Спасибо всем большое.

Давайте напомним нашим слушателям ваши имена.

Святослав Георгиевич Малько

- Адриан Михайлович Осоргин

- Гриша Малько

- Василиса Георгиевна Малько

- Григорий Маштанер

- Тимофей Осоргин

Мы рады новому знакомству. Помогай вам Бог и дальше нести вашу миссию!

http://www.radonezh.ru/radio/text/13222.html

вторник, 19 октября 2010 г.

"РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА": "Шаг к храму"

Во французской столице официально объявлен международный конкурс на строительство российского духовно-культурного центра в нескольких сотнях метров от Эйфелевой башни.

По словам посла РФ во Франции Александра Орлова, он пройдет в два этапа. До середины ноября жюри конкурса должно отобрать из поступивших заявок 10 лучших, и они получат доступ во второй, решающий раунд.

Предполагается, что окончательные итоги будут подведены 6 марта в Париже.

Напомним, что в феврале этого года Россия выиграла тендер на приобретение участка в 4245 квадратных метров на набережной Бранли, который пока занимает французская служба "Метео-Франс". В конце сентября состоялось первое заседание международного жюри из 15 человек. В его состав вошли семь французов и восемь россиян, в том числе председатель жюри управляющий делами президента РФ Владимир Кожин, министры культуры двух стран Александр Авдеев и Фредерик Миттеран.

Пока трудно определить точную стоимость строительства центра, ибо она будет зависеть от конкретного проекта. Однако, по предположению российского посла, духовно-культурный ансамбль в Париже, учитывая объемы стройки, может обойтись примерно в 20-30 миллионов евро. Как он считает, "нехватки в средствах не будет". По мнению Александра Орлова, их могут выделить наши состоятельные сограждане. "Русские меценаты проявляют большую щедрость, - сказал он,- когда речь заходит о строительстве православной церкви".

Как уже было согласовано с французской стороной, служба "Метео-Франс" освободит участок в декабре будущего года, после чего сразу же начнутся работы по возведению центра. Строительство, по всей вероятности, займет год - полтора, а это значит, что церковь будет готова в 201З году.

Как относятся к проекту на берегах Сены? С этим вопросом "Российская газета" обратилась к двум членам жюри с французской стороны.

Эрик Элерс, советник мэра 7-го округа Парижа по вопросам архитектуры и градостроительства:

- Нас русский центр касается непосредственно: ведь он появится на земле нашего округа. Откровенно сознаюсь, мы очень рады, что проект будет реализован именно у нас. Как по линии мэрии 7-го округа, так и общественных организаций мы получаем в этой связи много положительных откликов. Жители понимают, что речь идет об исключительном проекте, который появится в не менее престижном месте.

Князь Александр Трубецкой, член ассоциации "Диалог Франция-Россия":

- Не сомневаюсь в том, что будущий центр станет украшением Парижа. О необходимости его строительства многие в русской диаспоре, в том числе и я, говорили еще лет десять тому назад. Правда, кое-кто высказывал сомнения: мол, не составит ли будущий храм на набережной Бранли конкуренцию уже существующему храму Александра Невского на улице Дарю? Уверен, этого не будет. Ведь в Париже и вокруг него насчитывается более 30 русских церквей, и они никогда друг с другом не конкурировали. Были сложные отношения между церковными юрисдикциями, но не между церквами. Как православный я могу только порадоваться, что во французской столице появится еще один наш храм.

Вячеслав ПРОКОФЬЕВ
19 октября 2010 г.

пятница, 15 октября 2010 г.

Подписано соглашение о сотрудничестве между Московской духовной академией и Православным Свято-Сергиевским богословским институтом в Париже

Подписано соглашение о сотрудничестве между Московской духовной академией и Православным Свято-Сергиевским богословским институтом в Париже
14 октября 2010 г. 13:14

13 октября 2010 года в заключительный день международной конференции «Церковь, наука и образование в России: история и перспективы», посвященной 325-летию Московской духовной академии, прошел круглый стол, в рамках которого было подписано соглашение о сотрудничестве между Московской духовной академией и Православным Свято-Сергиевским богословским институтом в Париже.

Соглашение подписали ректор Московских духовных школ архиепископ Верейский Евгений и декан Свято-Сергиевского института протоиерей Николай Чернокрак.

Данное соглашение позволит активизировать сотрудничество между МДА и Свято-Сергиевским институтом в сфере совместного осуществления ряда научных и образовательных проектов по богословской, библейской, церковно-исторической и религиозно-философской тематике.

Пресс-служба МДА/Патриархия.ru

пятница, 8 октября 2010 г.

О России

Статьи о России известного религиозного философа и национального мыслителя Ивана Александровича Ильина можно назвать хрестоматией российской жизни. Они нужны для понимания ее исторических путей и проблем. В предлагаемый широкому кругу читателей сборник вошли избранные статьи Ильина, объединенные любовью к Родине и глубокой верой в ее лучшее будущее.
Приводим отрывок из книги.

Предисловие

Имя русского религиозного философа и национального мыслителя Ивана Александровича Ильина (1883–1954) мощно ворвалось в жизнь России конца ХХ века.

Без преувеличения можно сказать, что в последние 15–20 лет он, запрещенный в нашей стране в советское время, стал самым читаемым и любимым философом. Его произведения печатаются в периодической печати, выходят отдельными книгами и брошюрами, было издано полное собрание его сочинений. Труды Ильина начинают изучать в высших и средних духовных и светских учебных заведениях. Интерес к личности Ивана Александровича и его наследию еще более оживился в связи с перезахоронением осенью 2005 года его праха на Родине, которую он так любил и о которой в изгнании страдал, никогда не теряя с Россией духовной связи.

И.А.Ильин родился в Москве 28 марта (по старому стилю) 1883 года. Родители будущего философа были образованными и верующими людьми, они дали своим детям хорошее воспитание и образование. Иван окончил с золотой медалью 1-ю Московскую классическую гимназию и, как и все его братья, идя по стопам отца, поступил в 1901 году на юридический факультет Московского император­ско­го университета. Здесь он получил фундаментальную подготовку по праву, здесь же у него проявился интерес к философии.

На экзамене по истории философии и права ему достался билет о Платоне, и блестящий ответ определил его дальнейшую философскую судьбу в школе выдающегося ученого-правоведа профессора П.И.Новгородцева. По окончании университета в 1906 году по предложению князя Е.Н.Трубецкого Ильин был оставлен в университете для приготовления к профессорскому званию. В этом же году молодой выпускник университета венчался с выпускницей Высших женских курсов Наталией Николаевной Вокач, близкой ему по духу.

В 1910 году в журнале «Вопросы философии и психологии» появилась его первая научная работа «Понятия права и силы». В конце того же года Иван Александрович уехал с женой в научную командировку и провел в Германии, Италии и Франции два года. Он работал в университетах Гейдельберга, Фрейбурга, Геттингена, Берлина и Парижа, где встречался с выдающимися философами того времени и где проводил свои исследования по философии Гегеля. По возвращении на Родину Ильин преподавал в Московском университете и других высших учебных заведениях, был знаменит своими лекциями и серьезной научной деятельностью. Защита его диссертации «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» в 1918 году была столь блестящей, что Ильину присудили сразу две степени — магистра и доктора наук, вскоре он стал профессором Московского университета.

Февральскую революцию Ильин воспринял как временный беспорядок и пытался всеми силами помочь России выйти из сложившейся ситуации. В это время из кабинетного ученого он превращается в активного политика, борца, идеолога правого дела. Октябрьский переворот большевиков Ильин оценил как катастрофу и сразу включился в борьбу с «режимом интернационалистов»: его пламенная статья «Ушедшим победителям» в газете «Русские ведомости» вышла через три недели после революционных событий и была прямым обвинением большевиков и предсказанием их исторической гибели. Резкая критика большевизма содержалась и в его лекциях, прочитанных в студенческих аудиториях, и в публичных выступлениях в различных научных обществах, в ряде брошюр, опубликованных в те годы, что и послужило причиной его неоднократных арестов.

Ильину пришлось пережить шесть арестов. Последний произошел в 1922 году. Ивану Александровичу было предъявлено обвинение в том, что он не только не примирился с существующей в России властью, но ни на один миг не прекращал своей антисоветской деятельности. Он был осужден и приговорен к пожизненной высылке за границу. Со своей женой и с большой группой философов, ученых, историков и литераторов он отбыл в Германию. Генерал фон Лампе впоследствии писал, что большевики «неосторожно выпустили своего сильнейшего врага».

Прожитые в России трагические годы были для Ильина тяжелыми, но он мог за это время воочию наблюдать эксперимент большевиков над страной, что позволило ему выразить свои взгляды в ряде работ, написанных в эмиграции: «Родина и мы», «Очерки внутренней России. Об оставшихся» и других.

В работе «Родина и мы» Ильин писал: «Мы, русские, мы, белые, все мы, вынужденно оторвавшиеся от нашей родной земли, мы не оторвались от своей Родины и, слава Богу, никогда не сможем оторваться от нее. Всмотритесь и вслушайтесь в ”пустоту” нашей тоски и в ”темноту” нашей скорби: ведь мы сами — живые куски нашей России, ведь это ее кровь тоскует в нас и скорбит, ведь это ее дух молится в нас, и поет, и думает, и мечтает о возрождении, и ненавидит ее врагов <…> она не может оторваться от нас? так же как мы не можем оторваться от нее. Куда бы ни бросила нас судьба, в нашем лице дышит, и молится, и поет, и пляшет, и любит стихия нашей Родины».

По приезде в Берлин Ильин активно включился в жизнь русских эмигрантов. Он стал одним из создателей Русского научного института и 11 лет был его профессором, он читал курсы энциклопедии права, истории этических учений, введения в философию и эстетику, учения о правосознании. В 1924 го­ду он был избран членом-корреспондентом Славянского института при Лондонском университете. Он установил тесную связь с правой либерально-консервативной частью русского зарубежья: генералами фон Лампе, Врангелем, создавшим РОВС — Русский Обще-Воинский Союз, архиепископом Иоанном (Поммером), П.Б.Струве и другими. В работу РОВСа Ильин включился как негласный идеолог.

В 1926–1933 годах около двухсот раз профессор Ильин выступал с лекциями и докладами о русских писателях, русской культуре, об основах правосознания, революции, большевизме, частной собственности, о религии и Церкви, о советском режиме и др. в разных городах Германии, Франции, Швейцарии, Чехословакии, Югославии, Австрии и Латвии на русском, немецком и французском языках. Иван Александрович часто читал лекции в Риге, среди них прежде всего следует отметить потрясшее всех слушателей выступление, приуроченное к 100-летию со дня смерти поэта «Пророческое призвание Пушкина» (1937).

Ильин был редкостным оратором. Не случайно архи­епископ Иоанн (Поммер) уговаривал его принять духовный сан, чтобы реализовать незаурядные проповеднические способности.

В 1924 году Ильин начал писать свою знаменитую работу «О сопротивлении злу силою», которую издал через год. Выход этой книги вызвал бурную полемику. В этой полемике приняли участие Н.Бердяев, Д.Мережковский, Н.Лосский, П.Струве, С.Франк, иерархи Русской Зарубежной Церкви — митрополит Антоний (Храповицкий), архиепископ Анастасий (Грибановский), писатели И.Шмелев, А.Ремизов, З.Гиппиус и другие. Поднятые в ней вопросы не теряют своей остроты и актуальности. Как уничтожить зло, не уничтожая носителя зла? Может ли быть «кровь по совести»? И может ли человек, стремящийся к нравственному совершенству, сопротивляться злу силой и мечом? Имеет ли он нравственное право в случае необходимости обращаться за помощью к государству и его институтам или единственно оправданными остаются только ненасильственные методы, полностью исключающие любое использование силы и принуждения?

Ильин входил в редакцию парижской газеты «Воз­рождение», редактируемой П.Б.Струве, активно публиковался в правых консервативных газетах — парижских «Россия и славянство», «Русский инвалид», белградской «Новое время», рижской «Слово», нью-йоркской «Россия», джорданвилльской «Православная Русь», сотрудничал в журналах.

В 1927–1930 годах Ильин был редактором-издателем журнала «русской волевой идеи» «Русский Колокол». Иван Александрович много внимания уделял молодежи, сотрудничал с Национально-трудовым союзом нового поколения — молодежной организацией, созданной в 1930 году герцогом Г.Н.Лейхтенбергским и возглавляемой профессором М.А.Георгиевским. В издательстве этой организации вышли его знаменитые брошюры «Три речи о России» (1934), «Творческая идея нашего будущего» (1937) и «Основы борьбы за национальную Россию» (1938).

Брошюра с названием «Три речи о России» впервые вышла в 1934 году в Софии в издательстве «За Россию». Вошедшие в нее речи были произнесены Ильиным в Берлине в 1926 и 1927 годах по случаю Дня русской культуры, ежегодно отмечавшегося эмиграцией и приуроченного ко дню рождения А.С.Пушкина. Ильин продолжал выступать с этими речами до 1933 года и имел огромный успех у пуб­лики. Его выступления были публичным исповеданием веры в Россию и любви к ней. Эти речи Ильина, пронизанные тоской, гневом, болью и пламенной верой, переносили слушателей в Россию, к истокам ее духа и культуры.

«Три речи о России» — возвышенная песнь Ильина своей Родине и своему народу, в силы которого он верил. Он говорил: «Мы должны видеть наш народ не только в его мятущейся страстности, но и в его смиренной молитве; не только в его грехах и падениях, но и в его доброте, в его доблести, в его подвигах… И особенно — в том скрытом от постороннего глаза направлении его сердца и воли,которым проникнута вся его история, весь его омолитвованный быт. Мы должны научиться видеть Россию в Боге —ее сердце, ее государственность, ее историю».

В издательстве организации «Русская братская помощь» в г. Лемго Ильин издал несколько брошюр на немецком языке: «Что говорит мученичество Церкви в Советской России Церквам остального мира?» (1936), «Мученичество Церкви в России» (1937), «Христианство и большевизм» (1937), «Наступление на Восточную Церковь» (1937). Его деятельность не понравилась национал-социалистическим властям Германии. И если в 1934 году Ильин был уволен из Русского научного института за отказ преподавать в согласии с национал-социалистической программой, то в 1938 году арестовывают его брошюры, запрещают публичные лекции, так как многое, против чего он выступал, было направлено и против национал-социализма в Германии. В письме к своему другу писателю Ивану Шмелеву от 7 августа 1934 года Ильин писал: «В начале июля я был уволен вместе со всеми другими соотечественниками с того места, которое занимал 12 лет, — уволен за русскость. Это большой удар во всех отношениях <…> Материально я еще прокормлюсь, вероятно, несколько месяцев, но духовно и патриотически — это целое событие — целый крах <…> Чувствую себя так: снова лег мне на голову перст Ангела, ведающего все и ведущего, и снова, трепеща, спрашиваю: ”Куда ведешь? и ведешь ли? не оставил ли меня? и если оставил, то за что?” <…> И еще: страшное сознание своего одиночества, своей ненужности, своей черной ненужности для чудесной нашей Родины — легло на меня камнем».

Летом 1938 года Ильин с женой переезжает в Швейцарию. Власти свободной и демократической Швейцарии долгое время отказывали Ильину в праве на проживание, пытались выслать обратно в Германию. Он обосновывается в пригороде Цюриха и с помощью С.Рахманинова и некоторых других своих друзей еще раз налаживает жизнь на новом месте. Со временем он смог продолжить свою деятельность во всех сферах, прежде всего в области философии. Стал читать курсы лекций, выступать с публичными докладами, печататься в газетах, большей частью под псевдонимами. За годы жизни в Швейцарии Ильин сотрудничал с Русским Христианским Трудовым движением, выступая в его периодических изданиях и сборниках. Оно было менее политизировано, чем белогвардейский Русский Обще-Воинский Союз, с которым философ до этого был тесно связан, и ставило своей задачей пропаганду духовных ценностей, таких, как защита семьи, воспитание чувства любви к Родине, формирование национально-патриотических взглядов.

Помимо огромного количества очерков и статей, написанных им в последние годы в эмиграции, он напряженно работал над завершением философских трудов. К их числу относятся «Аксиомы религиозного опыта» (1953), три книги философско-художественной прозы, объединенные общим замыслом и опубликованные в 1939–1945 годах на немецком языке: «Огни жизни. Книга утешений», «Поющее сердце. Книга тихих созерцаний», «Грядущее русской культуры». Ильин заканчивал книгу «О монархии и республике», над которой работал более 30 лет, готовил к изданию «Путь к очевидности».

После смерти философа издательство РОВСа выпустило двухтомник Ильина «Наши задачи» — политические статьи о государственном устройстве будущей России и о борьбе за нее. Эту работу можно назвать своеобразной хрестоматией российской жизни. Книга не задумывалась как цельное произведение. Автор готовил отдельные статьи-выпуски для периодической их публикации. Первый выпуск состоялся в 1948 году. Последний Ильин написал накануне своей смерти. В силу обстоятельств автор своих статей не подписывал, и имя Ильина было впервые названо только в 1952 году. Однако стиль, а также идеологическое и духовное содержание статей не оставляло у проницательного читателя никаких сомнений относительно имени автора.

Особенно сильное впечатление на читателей производит поистине провидческая работа «Что сулит миру расчленение России?» (1950). Мотивацией ее написания стали политические воззрения Г.Федотова. Ильин писал в письме детскому писателю и поэту Г.Офросимову: «Да, федотовщина вредна, ибо за ней ложь, демагогирующая Запад в вопросе о том, что Россия слишком велика и опасна и что поэтому ее надо расчленить».

При всей безотрадности сделанных в своих статьях умозаключений, Иван Александрович, как православный христианин, не впадает в уныние и отчаяние. Его работы проникнуты светлой и глубокой верой в лучшее будущее России.

Чему посвятил Иван Александрович остаток своей жизни? В письме к игумену Константину (Зайцеву) от 28 июня 1951 года он так писал об этом: «Что же нам делать, зажатым между католиками, масонами и большевиками? Отвечаю: стоять, держась левой (от сердца идущей) за Господа Христа, за Его неделимый хитон, а правой рукой бороться до конца за Православие и Россию православную. И, прежде всего, зорко видеть те круги, которые ”варят антихриста”. Все сие — хотя бы грозило полное с виду бессилие и полное одиночество».

В автобиографической заметке «Что нам делать?», напечатанной в сборнике «День русского ребенка» (Сан-Франциско, апрель 1954) в виде письма на имя редактора, И.А.Ильин выражал надежду на то, что Господь убережет его книги от гибели, если они нужны России, ибо он живет «только для России».

Колоссальный интерес к наследию Ивана Александровича показал, что его книги действительно нужны России и важны для понимания ее исторических путей и проблем.

Ильин отошел ко Господу 21 декабря 1954 года. В слове на помин души раба Божия Иоанна архимандрит Константин (Зайцев) сказал:«Не забудется это имя <...> Можно, без всякого преувеличения, признать за Иваном Александровичем ведущее, исключительное место в Русском зарубежье как его идеолога <...> Именно в зарубежье вырос он в <...> духовного вождя, учителя, пророка, проповедника. И в этом образе он уже чадо новой России, той духовно обновленной России, которая одна только способна вернуть миру дальнейшую жизнеспособность, если только удастся ей обрести снова национально-государственную плоть. Надо ли говорить, какие потенциальные силы заключаются в наследии Ивана Александровича?»

М.Г.Жуков

http://www.pravoslavie.ru/sm/41907.htm

суббота, 2 октября 2010 г.

Состоялась встреча митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом

МОСКВА: 1 октября 2010 г.
Состоялась встреча митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом

30 сентября 2010 года в Москве в рабочей Патриаршей резиденции в Чистом переулке состоялась встреча Преосвященного Митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона, Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Во встрече приняли участие Преосвященный митрополит Волоколамский Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей, священник Максим Массалитин, настоятель храма Святого Архангела Михаила в Каннах и председатель его приходской ассоциации, попечители ассоциации: протоиерей Серафим Ган, протоиерей Петр Холодный, В.А. Шевчук, а также сотрудники Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям.

В ходе беседы с Его Святейшеством обсуждались многие вопросы из жизни Русской Православной Церкви Заграницей. В частности был затронут вопрос о реставрации Михаило-Архангельского храма в Каннах.

Единственный православный храм Канн давно требует комплексной реставрации. Для этого с начала 2010 года при участии многих специалистов был проведен ряд мероприятий для оценки состояния церкви, составлен план первоочередных работ, разработана проектно-сметная документация начального этапа реставрации храма.

Заботясь не только о Церкви в Отечестве, но и о русских храмах зарубежья, Святейший Патриарх Кирилл принял предложение Преосвященного Митрополита Илариона стать почетным председателем попечительского совета программы реставрации и поддержки Михаило-Архангельского храма.

Отрывок из интервью Главы Императорского Дома Романовых князя Николая Романовича

В этом отрывке заключена основная мысль Князя, выражаюшая его отношение к статусу русского собора в Ницце. Очень важным является напоминание того, что ниццкий собор построен русскими, жившими на Лазурном берегу ещё до октябрьского переворота; до того, как там появились вынужденные изгнанники из России. Новый большой храм стал необходим Ницце, чтобы окормлять быстро растущую православную общину русских, которые не были гражданами Франции, так как время от времени жили в своём любимом отечестве, всяко способствуя его дореволюционному процветанию.

Газета Nice Matin, 30 сентября 2010 г.

Журналист Philippe Fiammetti: Россия до сих пор не проявляла доброты к вашей семье! Можно вернуться к чудовищному преступлению, совершенному большевиками в Екатеринбурге: убийству Николая II, вашего прадеда, его жены и детей ...

Николай Романович: К счастью, времена переменились! В тот самый момент, когда прекратил свое существование Советский Союз, Россия вновь стала Россией. Настал конец изгнанию. Молодые потомки белых русских стали возвращаться домой. Поэтому я сердечно рад, что русский собор в Ницце наконец возвратился под омофор русского православия. Он был построен согласно воле императорской семьи и при финансовой поддержке русских, живших в то время в Ницце. Он принадлежал России и естественно к ней же возвращается.