вторник, 20 сентября 2011 г.

Ницца: грядёт мир под оливами


Читателям портала «Православие и мир», может быть, наскучила тема далёкой Франции и Лазурного берега, мыслящегося не только комфортным курортом, но и местом церковных нестроений. Приходится, увы, эту тему продолжить, но теперь уже в ином ракурсе.

Но прежде чем перейти к Ниццкому котлу, в почти военном значении, начнём с того, что обещает скорому его погашению и возврату к церковному миру.

Париж, Собор Святого Александра Невского, торжественная в день 150-тия освящения собора служба, в присутствии многочисленного епископата и высоких персон представляющих светскую власть, литургия: служат владыка Гавриил Команский, митрополит Эммануил Галльский, владыка Михаил, епископ Женевский (РПЦЗ) и другие иерархи.

Париж, Собор Святого Александра Невского.

Митрополит Эммануил огласил приветствие Патриарха Константинопольского Варфоломея. Православным русской традиции, проживающим во Франции, изболевшимся распрями, напоминающими, прости Господи, десятилетия холодной войны, было в утешение и надежду услышать эти слова послания:

«Итак, преисполненные в духе братской любви, мы убеждены в том, что воплощение Евангельских и евхаристических ценностей в славянском православном мире и есть то призвание, которому вы должны оставаться верными, так как именно этой верностью вы обогащаете православную Церковь во всей её полноте, углубляя Евхаристическую связь, столь необходимую единству Телу Христова.

Это призвание показывает и убеждает, в том, что особенности, присущие вашему Экзархату, помогут достроить мосты укрепляющие наши братские отношения с братской Церковью Московского Патриархата. И впрямь, времена изменились, дух полемики остался позади, нам необходимо залечивать раны причинённые историей и напрочь отказаться от всякой враждебности» (целиком послание Патриарха Варфоломея опубликовано на сайте Ассамблеи православных епископов Франции)

Париж. Фото: Крамаренко Олеся, photosight.ru

Великие слова, вдвойне утешающие на фоне недавних брутальных высказываний в адрес Русской Православной Церкви, исходящих из кругов, близких Архиепископии на Дарю.

В утешение услышать православным русской традиции, что сам патриарх Константинопольский счёл в пользу призвать к покою русскую православную многоюрисдикционную общину Франции, увы, пришедшую в последнее десятилетие к квазизощенковским взаимоотношениям.

О Ницце: там и суд, и приставы, и плакаты, и листовки, и резкие высказывания в адрес России и Русской Православной Церкви, с плохо скрываемым презрением к французскому правосудию!

Можно только надеется, что разум возьмёт верх над эмоциями и к Новолетию установится справедливость. Тому залог недавний приезд в Ниццу замечательного священника из Архангельска протоиерея Николая Озолина. Вокруг него за две недели пребывания собрались прихожане, желающие умиротворения.

Этот мирный прогноз более чем оптимистичен, если прочесть решение последней сессии Ассамблеи православных епископов Франции (АЕОФ), проходившей вПариже 15 сентября, под председательством митрополита Галльского Эммануила.

В работе сессии, естественно, принимал участие вл. Нестор, епископ Корсунский. После не столь давних заседаний Межправославной комиссии в Шамбези было установлено, что решения в ассамблеях православных епископов всюду, где они есть, принимаются единодушно. Это вошедшее в силу положение, конечно же, помогает избегать открытых несогласий.

Ницца, вид с холма Шато. Фото: Трофимова Таисия, photosight.ru

Решение Ассамблеи гласит:

«Не вдаваясь в юридические аспекты, связанные с ситуацией вокруг собора в Ницце, православные епископы Франции глубоко сожалеют о напряженности и раздорах, возникших между членами единой церковной семьи.

Епископы посчитали единодушно, что необходимо умиротворить без промедления ситуацию и стремиться к церковному выходу из конфликта, чтобы вновь открыть пути примирения и соединения во Христе.

В связи с этим епископы решили обратиться к мудрости двух вовлеченных патриархов, Вселенского и Московского, с тем чтобы как можно скорее прийти к церковному и мирному разрешению конфликта. До этого епископы просят все затронутые стороны сохранять спокойствие и во всем действовать в пользу мира церковного» (Официальный сайт Ассамблеи православных епископов Франции)

Итак, кесареву – кесарево: законный владелец храма и территории в Ницце,Российская Федерация, продолжает, по своему разумению, действовать для того, чтобы добиться осуществления решений французских судов двух инстанций.

Межюрисдикционные нестроения, тем временем, конечно же, найдут своё разрешение в том братском духе, к которому призывают патриарх Варфоломей и Ассамблея.

Никита и Ксения Кривошеины, Париж

понедельник, 5 сентября 2011 г.

Епископ Корсунский Нестор: Православная Европа между прошлым и будущим


Корсунская епархия объединяет приходы на территории ряда стран Западной Европы: Франции, Швейцарии, Испании и Португалии. В настоящее время епископ Корсунский управляет также приходами Русской Православной Церкви в Италии. Особенности культурной, экономической и политической жизни в Западной Европе формируют здесь значительно иной, чем в России, контекст для развития приходской жизни и миссионерского служения.

Une importante interview de Mgr Nestor, évêque de Chersonèse:
— Ваше Преосвященство, что представляет собой на сегодняшний день Корсунская епархия?
— Сегодня в Западной Европе трудно отыскать такой город, большой или малый, в котором не было бы общины наших соотечественников (я имею в виду, разумеется, выходцев не только из России, но из всех стран канонической территории Московского Патриархата). Пастырское окормление этих общин входит в сферу ответственности нашей епархии. И несмотря на то что число наших приходов многократно возросло за последние 10–15 лет (сегодня это 33 прихода и более 20 евхаристических общин в Корсунской епархии и 49 действующих приходов в Италии), мы еще очень далеко от того уровня организации церковной жизни, который бы соответствовал реальным духовным потребностям нашей паствы. Помимо новых эмигрантов, приток которых особенно значителен в Италии, Испании и Португалии, среди наших прихожан — потомки прежней эмиграции, ведь у нас, преимущественно во Франции, есть приходы, ведущие свою историю с 20-х и 30-х годов прошлого века, а Свято-Никольский приход в Риме помнит еще Гоголя и Брюллова. Кроме того, существуют общины, в которых большинство членов является представителями местного православия, то есть православные французы, итальянцы, испанцы и т.д.

— Часто приходится слышать, что церковная жизнь в странах Старой Европы постепенно угасает. Могут ли православные эмигранты повлиять на этот процесс?
— Вы имеете в виду церковную жизнь традиционных для Европы христианских конфессий? Я не думаю, что число воцерковленных или, как говорят на Западе, практикующих христиан в процентном соотношении сильно отличается в России от стран Старой Европы. Но тот духовный подъем, который наша Церковь переживает последние годы, возрождаясь после периода гонений, воспринимается на Западе как ободряющее свидетельство стойкости и жизнеспособности христианства в целом. Поэтому значительная по своим размерам православная эмиграция, без сомнения, оказывает и будет в дальнейшем оказывать еще большее влияние на духовное состояние Западной Европы и на взаимоотношения Церкви и общества.

— Корсунская епархия тесно взаимодействует с православными Поместными Церквами. Как сегодня строится это сотрудничество?
— Вопрос окормления и сосуществования диаспор является для современного православия очень важным. У православных на Западе растет сознание того, что все мы вместе составляем Единую и Соборную Церковь, имеющую общение в таинствах и полное единство в вере. С недавних пор, следуя решениям, принятым общеправославными совещаниями в Шамбези, мы также проявляем это единство в работе ассамблей православных епископов, которые существуют в тех странах, где находятся епархии различных православных Поместных Церквей. В частности, мне приходится участвовать в работе епископских ассамблей Франции, Швейцарии, Италии и Испании. Православные епископы, участвующие в работе ассамблей, координируют свои действия, вырабатывают совместные инициативы пастырского и просветительского характера, в том числе благословляют переводы богослужебных, катехизических текстов и святоотеческих творений на местные языки и их издание. Они также рассматривают многие вопросы, связанные с взаимодействием Церкви и общества, например душепопечительская работа в тюрьмах и больницах, катехизация, миссионерство. Во Франции, например, от имени ассамблеи епископы регулярно участвуют в круглых столах по вопросам межкультурного сотрудничества и эмиграции, встречаются с первыми лицами государства, министрами и парламентариями. И мнение Православной Церкви имеет больший вес, когда она ведет диалог с обществом и с государственными структурами не от лица одной епархии, а от лица всей полноты православия в каждой отдельно взятой стране. Представители православных Поместных Церквей на заседаниях занимают места в ассамблее согласно диптиху. Хотел бы отметить, что наиболее многочисленными и быстроразвивающимися епархиями в Западной Европе являются епархии Румынской Православной Церкви, с которыми у нас сложились братские и добрые отношения.

— Как развивается диалог с представителями Католической Церкви?
— Межхристианский диалог является одним из приоритетных направлений нашей деятельности. Отношения с Католической Церковью в разных странах складываются по-разному, но можно говорить об их общей доброжелательной и открытой атмосфере. У западного христианства есть неподдельный и живой интерес к православию. Не могу не сказать и о конкретных шагах, о братской помощи, которую многие католические епископы оказывают нашим недавно созданным и небогатым общинам, предоставляя им места для богослужения и во многих случаях передавая в постоянное пользование храмы и часовни. Наши священнослужители по приглашению представителей Католической Церкви регулярно читают лекции, проводят встречи для общественности, выступают на конференциях, где рассказывают о православии. Такие встречи часто проходят в католических монастырях и епархиальных центрах, и нередко послушать православного священника приходят сотни людей. Мы живем на одной территории. Католическая Церковь имеет в Западной Европе свою многочисленную паству, исторические традиции, авторитет и уважение общественных институтов. Мы готовы к сотрудничеству с ней, готовы вместе свидетельствовать о непреходящих евангельских истинах, отстаивать в секулярном окружении общие нравственные позиции, напоминать европейской цивилизации о ее христианских корнях. Наше сотрудничество проходит также в сфере богословского образования и в социальной, благотворительной деятельности. И я убежден, что со временем оно будет только расширяться.

— Есть ли у вас планы строительства новых храмов на территории епархии?
— Я хотел бы подробно ответить на этот волнующий меня вопрос. Поразительным является факт, что, несмотря на многомиллионную эмиграцию, на немалые материальные возможности многих из тех, кто переехал в Западную Европу или регулярно приезжает сюда, число новопостроенных храмов можно сосчитать по пальцам одной руки. Вы, может быть, слышали о строительстве русского духовно-культурного центра в Париже. Мы очень надеемся на то, что этот проект — жизненно важный для нашей епархии — осуществится и в скором времени на берегах Сены появится благолепный русский собор. Это очень нужный проект, отвечающий не только престижу Российского государства, но и духовным потребностям наших многочисленных соотечественников. Он реализуется, как и все значимые проекты Корсунской епархии, благодаря непосредственному участию Святейшего Патриарха. Можно еще упомянуть о храме святой великомученицы Екатерины, построенном в Риме, о Воскресенском храме в Цюрихе, который был благолепно устроен в перестроенном здании лютеранской церкви. В Мадриде и Страсбурге Русской Православной Церкви были выделены участки земли под строительство храмов, подготовлены проекты, остается лишь решить вопрос с их финансированием. На этом наш список подходит к концу. А как бы хотелось его продолжить, хотелось, чтобы стало возможным строительство еще хотя бы двух-трех храмов в крупнейших городах Европы, таких как Милан и Барселона, Лиссабон и Неаполь, Марсель, Тулуза или Бордо. Пусть это будут самые скромные, простые храмы, рассчитанные на двести-триста человек, но они действительно необходимы, ведь во всех этих и многих других городах проживают сейчас тысячи наших верующих, тысячи потенциальных прихожан. Грустно сознавать, что почти все наши новооткрытые приходы и недавно созданные общины ютятся или в католических храмах, или в совсем неприспособленных помещениях. Ведь именно из-за отсутствия храмов многие люди остаются вне активной церковной жизни.

— Не могли бы вы рассказать о Парижской духовной семинарии?
— Я думаю, открытие семинарии является одним из самых важных событий в жизни нашей епархии за последние годы. Это совсем небольшая (мы принимаем на обучение максимум десять семинаристов в год), но в то же время очень значимая и многообещающая духовная школа не только для нашей епархии, но, убежден, и для всей Русской Православной Церкви. Наши студенты по прошествии пропедевтического года записываются на философский факультет Сорбонны или же в Высшую школу научных исследований Франции, по окончании обучения они получают два диплома — светский и церковный. Это создает большие нагрузки, но зато качество образования становится выше. Специфика служения в нашей епархии такова, что нам просто необходимы грамотные, церковно образованные кадры, владеющие иностранными языками, имеющие опыт жизни и служения в наших непростых условиях. Такие кадры взять неоткуда, мы должны готовить их сами. Убежден, что выпускники нашей семинарии будут востребованы и в других заграничных епархиях, как преподаватели духовных учебных заведений в России, как сотрудники синодальных отделов и на многих других поприщах церковного служения. Важно создать для обучения подходящие условия, такие, чтобы помимо получаемых знаний у студентов воспитывалось чувство ответственности перед Церковью, навыки достойного поведения и высокой церковной культуры, благоговение к будущему служению, уважение к самим себе.

— Есть ли перспективы развития монашеских общин в епархии?
— У нас во Франции есть два небольших женских монастыря и один скит, их насельники французы, настоящие подвижники, пришедшие к православию в конце 60-х годов прошлого века. Есть также небольшой монастырь и два скита в Швейцарии, монахи в них коренные швейцарцы. Один из них — удивительный человек, известный патролог и богослов иеромонах Гавриил (Бунге). Я убежден, что без монашества и монастырей не может быть зрелости и полноты церковной жизни, и поэтому очень надеюсь, что существующая у нас монашеская традиция не исчезнет. Может быть, сейчас особенно важно было бы устроить в одной из наших стран монастырь русской монашеской традиции, в который люди могли бы приезжать за духовной поддержкой. Я, если хотите, мечтаю о таком монастыре и, как епархиальный архиерей, готов оказать этому начинанию всяческую поддержку. Тем более что на территории Корсунской епархии очень много прекрасных и уединенных мест, располагающих к созерцательной монашеской жизни.

— Как складываются ваши отношения с Зарубежной Церковью и с архиепископией русских приходов Константинопольского Патриархата?
— Рассказ о жизни нашей епархии был бы неполным, если бы мы не затронули эту очень важную тему. Мы пережили большую радость, когда состоялось историческое воссоединение с Зарубежной Церковью. В настоящее время мы очень тесно и по-братски взаимодействуем с Женевской и Западноевропейской епархией Русской Зарубежной Церкви. Это всегда счастье от взаимного общения, от сослужения, от встречи наших священников и прихожан, тем более что границы наших епархий почти совпадают. Единство, чувство того, что мы принадлежим к одной Поместной Церкви, к ее истории, особенным образом переживается именно здесь, в Западной Европе, где русская эмиграция в свое время так сильно страдала от проблемы церковных юрисдикций. С архиепископией Константинопольского Патриархата, которой принадлежит известный кафедральный собор в Париже на улице Дарю, бывший ранее российским посольским храмом, мы стремимся наладить как можно более конструктивные, добрые, открытые отношения. А как же иначе? Ведь и в храмах Корсунской епархии, и в храмах архиепископии вы встретите тех же самых верующих: потомков первой эмиграции, православных французов, а также, конечно, новых эмигрантов — молдаван, украинцев. Мы не можем разделить нашу паству на два лагеря, не можем провести водораздел, и поэтому необходимо, чтобы мы научились по-братски, с уважением друг к другу взаимодействовать, исходя не из своих узкопонимаемых интересов, а во благо народа Божия. Это не всегда легко, ведь само существование архиепископии является следствием драматических событий, связанных с революцией и гражданской войной, поэтому внутри нее есть определенная группа людей, в среде которых до сих пор как некий больной нерв продолжает пульсировать отчуждение и недоверие ко всему тому, что сегодня происходит в России и Русской Церкви. Эти люди часто говорят о том, что они хотят спасти свой церковный удел, не понимая, что спасение архиепископии, ее самобытности, ее замечательного наследия заключается не в защите от мнимого напападающего, а в примирении и объединении наших общих усилий.

— Как бороться с ассимиляцией русских, и нужно ли с ней бороться вообще?
— Парадоксально то, что лучше всех сохраняет национальную, культурную и языковую идентичность именно Церковь, которая никогда не ставит этот вопрос во главу угла. Для нас самым важным является не то, на каком языке будет говорить следующее поколение наших прихожан или на каком языке будет вестись богослужение. Самым важным является сохранение, передача через поколения живой веры и традиции благочестия. Важно, чтобы наши прихожане оставались православными христианами. В то же время при каждом приходе действуют воскресные школы, где, как правило, преподается не только Закон Божий, но и родные для детей языки. Именно воскресные школы, общение при храме, детские летние лагеря позволяют нашим детям сохранить навыки родного языка и, таким образом, противостоят быстрой ассимиляции, примеры которой мы наблюдаем во всех наших странах.

— Какие основные пути развития епархиальной жизни вы видите в будущем?
— Главное — это открытие новых приходов, строительство храмов, пастырское попечение о душах людей. Нам очень нужны настоящие пастыри, которые не будут ждать, что их пригласят служить в прекрасном благоустроенном храме, где есть всё. Мы живем в таких условиях, когда многие приходы и общины должны быть созданы с нуля. И священники должны собрать и объединить людей, привлечь их в те подвалы и гаражи, которые часто служат нам храмами и молитвенными домами. При этом необходимость для священника работать на светской работе для того, чтобы обеспечить себя и свою семью, не является чем-то исключительным. Несмотря на все трудности, мы ощущаем себя не представительством, не группой загранучреждений, а живой и полноценной частью Русской Православной Церкви, полноценной епархией, которая развивается, живет, совершает свое служение там, где ей предопределил Господь.

Антонина Мага епископ Корсунский Нестор[

PO

Le patriarcat de Moscou espère que la situation autour de la cathédrale Saint Nicolas (Nice) trouvera une solution pacifique

Moscou, le 5 septembre Interfax-Religion

Le patriarcat de Moscou exprime l’espoir que la situation autour de la cathédrale Saint Nicolas trouvera une solution pacifique qui ne sera pas au détriment du prestige dont bénéficie l’Eglise orthodoxe.

Il a été récemment annoncé que les choses traînaient quant à la remise des clés de la cathédrale au prêtre du patriarcat de Moscou qui a été missionné à Nice. La gestion de la cathédrale a, en effet, été il y a peu confiée par la Fédération de Russie à l’Eglise orthodoxe russe.

Le 19 mai dernier la justice française a réaffirmé que la Russie est le propriétaire légitime de l’église de Nice. L’Association cultuelle orthodoxe de Nice (ACOR) n’a pas eu gain de cause devant les tribunaux. L’Etat a pour sa part décidé de transmettre la gestion de la cathédrale au patriarcat de Moscou.

L’ACOR relève de l’archevêché des Églises Orthodoxes Russes en Europe Occidentale exarchat du patriarcat œcuménique . Il existe par conséquent deux structures ecclésiales parallèles en Europe occidentale. Une partie des paroisses se situent dans l’obédience du patriarcat de Moscou, d’autres appartiennent au patriarcat de Constantinople.

Monseigneur Gabriel, responsable de l’exarchat des églises orthodoxes russes, a laissé entendre lors d’une rencontre le 31 août dernier avec Monseigneur Nestor, évêque de Chersonèse, que le patriarcat de Moscou doit s’adresser directement à l’ACOR pour se faire remettre les clés de la cathédrale.Mgr Gabriel s’est ainsi refusé de participer à titre personnel à la recherche d’une solution.

Entre-temps le diocèse de Chersonèse a il y a quelques jours publié une déclaration dans laquelle il était souligne que « L’Association cultuelle orthodoxe de Nice (ACOR) qui était opposée en justice à la Fédération de Russie ne peut être confondue avec l’actuelle paroisse et la communauté des fidèles orthodoxes locaux ». cf.ICI

Ces lenteurs délibérées dans la remise des clés de la cathédrale sont la manifestation, estime le patriarcat de Moscou, d’une volonté de ne pas laisser l’Eglise orthodoxe russe exercer ses droits légitimes.

L’archiprêtre Igor Yakimtchouk, secrétaire du service synodal des relations inter orthodoxes (DREE), a déclaré à Interfax-Religion : « Le diocèse de Chersonèse fait de son mieux pour que la situation trouve une solution aussi pacifique que possible. Je ne suis cependant pas enclin à dramatiser la situation. Il faut espérer que les parties parviendront d’une manière ou d’une autre à une solution de compromis. C’est ce que souhaite pour sa part le patriarcat de Moscou. Je regrette que ces chamailleries d’ordre purement pratique soient au détriment de la foi orthodoxe. Il est essentiel que la perception que l’on a en France de l’orthodoxie n’en souffre. En effet, les hétérodoxes peuvent être légitimement étonnés de voir les Eglises orthodoxes se disputer entre elles ».

Traduction "PO"