суббота, 31 июля 2010 г.

«Письма из Сарова»

Архимандрит Сергий (Страгородский)
«Письма из Сарова»

1903 год, 19 июля
Саров.

Милый мой В.А.!

Слава и благодарение Господу. Совершилось то, о чем так много говорили и писали, к чему так усиленно готовились, чего с таким нетерпением ожидали. Состоялось торжество прославления угодника Божия, преподобного отца нашего Серафима.

Вчера в шесть часов вечера началось торжественное всенощное бдение. В собор Успенский впускали особенно как-то строго... От этого в дверях страшная теснота и давка. И я, хотя назначен был в служение, едва-едва попал внутрь собора... К самому началу богослужения изволили пожаловать их величества и особы царской фамилии. Собор был наполнен лицами государевой свиты, дворянством, земскими начальниками, старшинами, хоругвеносцами, приезжей интеллигенцией, духовенством... Чудное пение митрополичьего хора действительно способно было приподнимать еще выше и без того уже приподнятое настроение. На "Господи воззвах..." пели уже стихиры преподобному по изданной (пока не для продажи) службе ему. Некоторые из стихир здесь же, в Сарове, были положены на ноты регентом И.Я.Терновьш...

Но вот приблизилось время выхода на литию... При пении литийных стихир двинулась из Успенского собора в церковь Зосимы и Савватия процессия. Впереди несли фонари и хоругви, далее шли парами певчие и белое духовенство, за ними отцы архимандриты. Процессию заключали преосвященные владыки. За ними изволили следовать их величества и их высочества, а также лица государевой свиты. С колокольни все время раздается чудный Саровский трезвон. Народом усеяна вся монастырская площадь... А солнце как-то особенно ласково на этот раз посылало вниз свои лучи... В воздухе абсолютная тишина... Наступила великая минута...

Вот мы уже у Зосимовской церкви... Вся процессия, до белого духовенства, остановилась у церкви на улице, быстро и скоро развернувшись в обратном порядке. Все же остальные, с особами Царствующего Дома, вошли в самую церковь... Как-то жутко страшно было и входить в церковь, скрывавшую временно великую святыню... Трепетно было и ко гробу приближаться. Молча мы окружили гроб со святыми мощами... Молча владыка митрополит окадил его. Его величество опустился на колени. За ним опустились на колени и прочие особы Царствующего Дома... Нужно поднимать и выносить гроб... Вот мы молимся перед ним... Вот приближается к нам его величество, а за ним великие князья. Помолившись, мы гроб взяли на руки и направились к выходу из церкви. Впереди всех нес гроб сам царь. Царицы и княгини следовали за гробом... Вот мы показываемся в дверях церкви... И все это море народа, как один человек, имея в руках зажженные свечи, опускается на колени. В дверях Зосимовской церкви гроб со святыми мощами был поставлен на обитые зеленым бархатом носилки, покрыт чудной пеленой малинового цвета и в таком виде поднят нами на обозрение всего народа... Впереди всех несли носилки его величество и великие князья, далее архимандриты. Сзади всех — владыки. Гроб со святыми мощами возвышался над всей толпой и был виден отовсюду. Гудят колокола, поют певчие. А из среды народа доносятся рыдания, всхлипывания, молитвенные возгласы: "Преподобие отче Серафиме, моли Бога о нас". И если бы ты, дорогой мой, видел эти наполненные слезами глаза, с беззаветной верой обращенные на гроб; если бы ты слышал эти стоны не тела, а самого сердца, полагаю, — и сам не удержался бы от слез!.. И понятными тебе стали бы все эти рекой льющиеся в ответ на глубокую веру чудеса.

А как умилительно было зреть царя в эти минуты!.. Монарх величайшей державы, обладатель сотни миллионов человек склонился перед тем подвижничеством, которым прославился старец, перед его великим молитвенным подвигом, перед его непосредственной близостью ко Господу... Склонились перед этим у гроба преподобного сотни тысяч народа верующего... От всей верующей русской земли принес поклон старцу-подвижнику сам царь-богомолец... И вот когда, убежден, он был воистину одно с народом, и народ слился с ним!.. Царицы и княгини шли позади гроба-Остановки процессии были на юго-западном углу собора, и затем на сторонах южной, восточной, северной и западной... На каждой из пяти остановок читалось по одному прошению литийной ектении... Лития закончилась благословением хлебов в соборе. В собор был внесен и гроб со святыми мощами, предварительно снятый с носилок. Еще закрытый, — он поставлен на середине церкви.

После первой кафизмы сказал прекрасное слово, ответившее на многие вопросы, волновавшие ум, преосвященный Иннокентий. И вот уже прочитана и вторая кафизма... Все служащие вышли на середину храма. Владыки — на кафедре за гробом со святыми мощами, мы — по левую сторону гроба в один ряд... Всем раздаются свечи... Со свечами уже стоят и их величества... В соборе тишина... Старец-игумен подносит его высокопреосвященству на блюде серебряный ключ от гроба с мощами... Владыка сходит с кафедры... И едва только раздался звук отпираемого замка, как вся церковь сейчас же опустилась на колени. Царь и царица первые показали тому пример... Громогласно, стройно, величественно запели служащие угоднику Божию впервые здесь, на земле: "Ублажаем тя, преподобие отче Серафиме, и чтем святую память твою..." Редко переживаемый момент!.. Да и переживется ли еще когда-нибудь? Народ плачет, царь благоговейно молится, молодая царица — вся "молитва".

Вот уже и певчие от лица всего народа ублажили преподобного, как святого угодника Божия... Прочитано уже Евангелие. Наступила пора прикладываться ко святым мощам. Ах, если бы моя милая молодежь видела, как молились царь с царицами и князья с княгинями!.. Не только в землю кланялись, не только лобызали святые мощи... Но и головой некоторые, чисто по-народному, касались мощей... И симпатичной представляется такая простота и такое вместе с тем смирение... И чувствовалось, что у царственных богомольцев забот побольше нашего; чувствовалось, что есть у них какие-то заветные думы и с сердечным умилением они излагали их сокровенно новоявленному Божию угоднику.

В начале канона их величества, понесшие столько трудов за этот день, ушли во дворец. В десять часов с минутами закончилась и всенощная. Непосредственно после всенощного бдения начали допускать ко святым мощам народ... В монастыре пройти от массы народа трудно... К сожалению, пока еще и порядка в деле этом мало... А что делается за монастырем!.. Народ как бы оцепил сейчас монастырь... Всем хочется попасть ко святым мощам поскорее... а в монастырь почти не попасть... И вот стоят они около монастыря и, руководимые духовенством тамбовским, поют... Вышли мы уже в двенадцатом часу ночи на балкон... С разных концов раздается церковное пение. Вот, здесь допевают величание преподобному, там — время от времени, не особенно стройно, но с большим воодушевлением раздается "преподобие отче Серафиме, моли Бога о нас"... А в некоторых местах поют даже Пасхальный канон... И вся эта масса народа стоит около монастыря со свечами в руках... Картина поистине трогательная!

Сегодня литургия началась в восемь часов утра. Служили все владыки, двенадцать архимандритов, восемь протоиереев и иереев. Малый вход... Раздается песнопение, и в обычное-то время так сильно действующее на душу: "Приидите, поклонимся и припадем ко Христу. Спаси ны. Сыне Божий, во святых дивен Сый, поющия Ти: аллилуиа!"... Но на этот раз оно или пелось как-нибудь иначе, или, вернее, воспринималось сердцем иначе... Дело в том, что при начале этого песнопения святые мощи в кипарисовом гробу были вынуты из гроба дубового, и на руках архиереев и архимандритов обнесены вокруг престола и снова поставлены во гроб (только уже не на середину церкви, а в раку, куда в это время был установлен гроб дубовый)... Идем медленно... Поем протяжно "спаси ны, Сыне Божий... во святых дивен Сый"... И невольно как-то чувствуется, что так к нам близко, у нас же на руках тот заступник, заступнических молитв которого мы сейчас просим... Литургия продолжалась и закончилась обычным порядком. В конце ее сказал слово высокопреосвященный архиепископ Казанский.

После литургии перед святыми мощами было положено начало молебну преподобному Серафиму... При пении "Бог Господь" святые мощи в дубовом гробу, но уже открытом, были снова вынуты из раки и на руках его величества, владык, великих князей, архимандритов вынесены из собора и установлены на прежние носилки... Начался снова Крестный ход. По-прежнему особы царской фамилии несли гроб... По-прежнему плакал, рыдал стоявший по сторонам народ... Время от времени на святые мощи кидали из толпы народа, несмотря на все предупреждения, холст, пряжу, полотенца...

Во время Крестного хода, на этот раз направившегося вокруг соборов Успенского и Живоносного Источника, совершался молебен преподобному. Закончился же молебен уже в Успенском соборе молитвой угоднику, выслушанной коленопреклоненно.

Далее... многолетия... Между прочим, подробность... Государю многолетствовали, как "веры Христовой покровителю, защитнику..." И какой глубокий смысл был в этом многолетии после Саровских торжеств!

Их величества и их высочества прикладывались ко кресту, к святым мощам. Владыка митрополит всех их благословил иконами преподобного Серафима... Раздалось могучее "ура..." Это — государь идет среди народа к себе во дворец.

Торжество прославления угодника Божия таким образом закончилось. Всюду общее ликование, сердечные поздравления и — даже христосование...

Сегодня же, в два часа дня (а литургия с Крестным ходом закончилась к двенадцати часам) обитель Саровская гостеприимно предложила своим гостям праздничную трапезу. Трапезу удостоили своим посещением их величества и другие особы Императорской фамилии. Присутствовали на трапезе все лица государевой свиты. Всех приглашенных было триста человек, очень симпатичным казалось то, что Саров и здесь себе верным оказался... К роскошному обеду не было подано никакого вина (хотя кухмистер почему-то посуды соответствующей и понаставил). Вместо вина в сосудах из белого железа были наставлены на столах монастырские квасы и меды. Тарелки под этими сосудами, вазы для фруктов, перечницы, солонки, — все из дерева, местного Саровского приготовления. Обед прошел прекрасно.

Полагать можно, что обед стоил обители немалых денег. "Ничего, батюшка, угодничек пошлет обители", — так говорил мне перед обедом отец игумен... Кончается обед и все узнают, что государь изволил пожаловать на нужды обители двадцать тысяч рублей. Да, крепко надеются на Бога и Его угодника саровцы... И не посрамляются! Жертвы льются в обитель целым потоком... Евангелия, сосуды, лампады... Помогает святой угодник своей обители.

Возвращусь немного назад... Не хотелось бы об этом умолчать... Вчера государь с великими князьями ходил пешком на источник преп. Серафима. Здесь он помолился, выпил воды из источника, расспрашивал об источнике, заходил, в купальню. Государыни и великие княгини ездили в экипажах. От источника государь пешком же прошел в дальнюю пустыньку. Пешком они возвратились в монастырь. Это пешее паломничество государя произвело сильное впечатление не только на простой народ... А и совершалось оно на глазах всего народа: на всем протяжении стояли мужички и бабы... Их "ура" не смолкало несколько часов... Доносилось оно ясно даже и в обитель. Тронуло всех и то доверие, которое проявлено было государем к народу!.. Ведь согласись, что те казаки, которые в некоторых местах стояли, не представляли, да и не могли представить из себя никакой охраны... Господь, угодник Божий, да любовь народная к своему царю-батюшке, — вот неизменные стражи государя в Сарове... Народ со слезами, без малейшего преувеличения, рассказывает, как "он, родимый, совсем мимо меня прошел. Да такой приветливый!.." Впрочем, фотография работала на славу, и мне кажется, что отпечатает много таких моментов, от которых и не в Сарове на глазах появятся слезы.

Завтра утром их величества отбывают из Сарова... Как-то грустно становится... Впрочем... первый день Саровской пасхи прошел!.. Начинается пасхальная неделя... А она всегда скучнее первого дня...

Только что отрывался от письма с нарочной целью, — пройтись среди народа, наполнившего монастырь (о выходе из монастыря не может быть и речи. Толпа тысяч в пятьдесят ждет входа в монастырь. Сдерживают ее напор и несколько ослабляют натиск казаки. Выйти из монастыря еще кое-как можно. Но возвратиться в монастырь, — слишком трудно...). Впущенные в монастырь выстроены в ряды от Святых ворот до Успенского собора... Всех рядов — четыре; в каждом ряду по триста пар, и даже побольше. Впускают в собор человек по сто. Остальные весьма терпеливо ждут своей очереди. Вдоль толпы иногда проходит В.К.С. и раздает народу книжки и листки...

Постоянно несут расслабленных, параличных... Человек десять—пятнадцать едва справляются с бесноватыми... И как обильно всюду проявляется сила Божия! Сейчас, как говорит народ, безногая стала ходить... Бесноватый тихо стоит в углу и все время шепчет: "Отче Серафиме..." Какой-то офицер здесь же допрашивает этих и других исцеленных... Да, — много среди этой многотысячной толпы и радости сейчас, но есть много и горя... Вот сценка у северо-восточного угла собора... Толпа окружила исцеленную... Все молятся, радуются, радуются не менее исцеленной... И здесь же сидит на могильной плите старуха с юношей лет двадцати, слепым... Старуха горько плачет, ропщет на свою судьбу... "Думала хоть здесь найти помощь... Нет, не видит и сейчас мой ничего..." А юноша, все время стоя на коленях на той же могильной плите, без остановки кладет свои поклоны по направлению к собору... Старался я разъяснить старухе, что с ропотом не получишь просимого... Не знаю, поняла ли она меня.

Пишу... А мысли рассеиваются... В полураскрытое окно опять несется "ура". Государь из своих покоев прошел в покои царицы-матери... Все машут шапками, платками... И проходить-то приходится через самое боевое место: между покоями Успенский собор с постоянной толпой народа.

Завтра утром напутственный молебен государю. Я нигде завтра не служу. Воспользуюсь случаем и схожу еще на источник. В понедельник, двадцать первого, владыка митрополит освящает церковь во имя преп. Серафима, сооруженную в южном корпусе монастыря: Келья преподобного вошла в новый собор. Владыка наш служит здесь же двадцать второго и' затем уезжает... Закончим тогда же и мы дело, для которого приехали. Если Господь благословит, выеду обратно двадцать второго же или, в крайнем случае, двадцать третьего. О дне приезда извещу. Впрочем, завтра позволю написать еще одно, и вероятно, последнее отсюда письмо. Горячо я сегодня молился за всех вас. Мой братский привет отцу П., поклон молодежи.

Обед в Ружмоне

Это сообщение Президента нашей Ассоциации опубликовано на французской странице блога












В прошедшую среду 28 июля я имел честь и удовольствие обедать с нашим Почетным Президентом, Е.С. Князем Николаем Романовичем.

Встреча состоялась в Ружмоне, на фоне величественных Швейцарских Альп.

Князь, старший среди представителей Российского Императорского Дома, приходится праправнуком императору Николаю I. Он встретил меня с естественной простотой, которая присуща людям хорошего происхождения. В ходе нашей беседы меня поражала живость его ума. В возрасте 88 лет, он говорит с легкостью человека, привыкшего к упражнению в языке. Конечно, мы говорим по-русски. В этом языке его жизнь. Его страсть. И мы говорим о <ниццком> Соборе. Беседа будет опубликована, так что больше я ничего не скажу. По крайней мере, пока. Только одно слово : ясность. Потому что это слово лучше всего представляет образ мысли теперешнего главы династии Романовых. Ясность духа и ясность политическая. Его уверенность в будущем страны, которая никогда не переставала быть его страной. Любовь, которую он испытывает к своему народу. И абсолютное доверие к возрождению русской церкви. Доверие ко всем нам.

Потому что это послание единства и примирения, которое он посылает нам. Которое мы с уважением принимаем и несем дальше. Это наш долг.

Спасибо, Ваше Сиятельство, за этот прекрасный день и жизненный урок.

Пьер де Фермор

вторник, 27 июля 2010 г.

Автор: Виктор Николаевич Лупан, член Патриаршего совета по культуре (РПЦ)

2009-05-29 10:48:00

Газета "РУССКАЯ МЫСЛЬ" (Париж): "Спор за имущество"

Под заголовком "Кремль не оставил намерения заполучить Русскую церковь" ниццкая ежедневная газета "Нис-матэн" опубликовала 22 мая очередную статью, посвященную громкой судебной тяжбе между Российской Федерацией и православной церковной общиной Ниццы.

Этот имущественный спор касается Свято-Никольского собора, одного из красивейших русских православных храмов за пределами России. "Русская мысль" неоднократно писала об этом событии и его последствиях - не только для облика России и русского православия, но и для жителей Ниццы, прихожан этого храма. Писали мы и о многочисленных скандалах, и об открытом противостоянии между настоятелем о. Иоанном Гейтом и верующими. Напомним, что Кристиан Эстрози, главный региональный политик и мэр города, получил петицию за 90 подписями прихожан, направленную против руководства прихода. Она сыграла решающую роль в изменении отношения французских властей не столь к самому делу, сколь к риторике и личности о. Иоанна.

Статья интересна в первую очередь ее отношением к России. Вот как она начинается: "Это сражение Дэвида с Голиафом. Уже три года ниццкая церковная община борется с российским государством. Самая большая страна в мире (17 млн. кв. км) добивается контроля над одной из самых малых территорий мира - малюсенького анклава православного собора г. Ниццы.

Россия добивается возврата собственности по истечении срока 99-летней аренды, ссылаясь на договор, подписанный в 1909 г. Однако церковная община (зарегистрированная в соответствии с французским законом как "религиозная ассоциация") считает себя законным владельцем и не собирается отдавать собор [...] Заседание суда было назначено на 17 июня. Теперь оно окончательно отложено на 2 ноября.

Руководители ассоциации до сих пор пребывают в шоке от попытки захвата 7 февраля 2006 г. В 11:30 у входа в собор появился судебный исполнитель по иску Российской Федерации, чтобы произвести инвентаризацию имущества...

"Мы его не впустили, заперли собор и включили сигнализацию", - говорит о. Иоанн Гейт, настоятель храма и президент ассоциации".

Журналистский стиль - это и есть журналистский стиль. Что за русский "захват" в лице французского юриста? Вопрос не в таланте или бездарности автора неподписанного, кстати, материала, а в отношении к России. Год или два тому назад русский православный храм в Копенгагене, находившийся в схожей юридической ситуации, был безропотно возвращен РФ и продолжает жить своей жизнью. На самом деле скандал в Ницце вписывается в контекст тотального отторжения руководства Архиепископии Русских Православных Церквей в Западной Европе (Дарю) от Русской Церкви.

Оно идет наперекор общей (а не только русской) тенденции к возвращению церковных эмигрантских формирований в лоно матерей-церквей. Совсем недавно самый "антикоммунистический" румынский эмигрантский приход в Париже присоединился к Румынской Церкви. Митрополит Иосиф сумел соединить крайне раздробленную и воинственную румынскую православную диаспору, несмотря на радикальное противостояние.

Соединившись с РПЦЗ, Русская Церковь сделала огромный шаг на пути к единению, но остается маленький, но славный парижский Экзархат, который судится с Россией и РПЦ не только в Ницце, но и в Биаррице, и в Лондоне, и еще Бог знает где.

Но вот как статья продолжается:

"В тот момент местные политики все как один бросились нам помогать", - подчеркивает о. Иоанн Гейт. "Но сегодня, они ослабили поддержку по причинам "высокой дипломатии", - считает он. - Церковная ассоциация боится оказаться жертвой приоритетных интересов Франции в ее отношениях с Кремлем. Собор Святого Николая - действительно одно из самых желанных среди всех церковных зданий вне бывшей советской территории, которые Московская Патриархия стремится получить". [...] О. Иоанн Гейт не сомневается в том, что если Российская Федерация вступит во владение собором, ключи будут переданы московскому духовенству".

Здесь следует, пожалуй, задаться простым вопросом: почему русский православный священник из эмиграции должен с подобной неприязнью относиться к православным священникам из России? Разве за Русской Церковью до сих пор следит КГБ? Разве в Кремле сидят представители богоборческой власти? Разве в России разрушаются и закрываются храмы? Разве священнослужителей упекают в лагеря? Проблема не в судебной тяжбе. В конце концов, судиться за имущество - не скандально, по сути. Скандальна здесь политизация конфликта, будто бы противник до сих пор - ненавистная советская власть.

"Через Кабинет заместителя мэра, - пишет далее газета, - на ассоциацию оказывается [...] давление, чтобы она приняла "юридическое посредничество". Ассоциация же считает, что это ловушка. Она подозревает российское государство в маневрах с французскими политиками, чтобы повлиять на Константинопольского Патриарха Варфоломея, под омофором которого находится ниццкий собор [...] "Мы пойдем до конца, - утверждает о. Иоанн Гейт, - до Европейского суда по правам человека, если потребуется".

Причем в суде об имуществе "права человека"? Почему претензия энной страны должна быть изначально нелегитимной? Россия может проиграть судебную тяжбу. Что ж, ей тоже подавать на Францию в Европейский суд по правам человека? Во всех странах мира любая диаспора пытается способствовать сближению между "исторической родиной" и странами проживания. Советские времена, слава Богу, позади. Между эмиграцией и Россией больше нет идеологического противостояния. Россия нуждается в опыте эмиграции так же, как эмиграция нуждается в поддержке России, если она хочет сохранить на Западе свое уникальное достояние.

Почему, на самом деле, не сесть за стол и не попытаться найти общий язык? О. Иоанн прав в одном - поддержки со стороны французских властей у него больше нет. Не из-за того, что Россия их как-то купила, а потому, что его максимализм всем изрядно надоел. И еще потому, что за ним не стоит приход. Даже те прихожане, которые поначалу поддерживали его, были шокированы антирусской риторикой, которая пронизывает его высказывания.

Ницца - это один из самых "русских" городов Европы. Ее жители искренне любят Россию. Русские очень много сделали для Ниццы и побережья. Было бы недопустимо, если по вине кучки непримиримых людей город, символизирующий многовековую дружбу между Францией и Россией, станет символом беспринципной русофобии, стоящей на абсурдном в 2009 г. использовании антисоветизма.

Виктор ЛУПАН
28 мая 2009 г.


Судьба русского собора

28 Января 2010 23:07:47

Газета "Русская Мысль"

Виктор Лупан

Суд высшей инстанции города Ниццы вынес 20 января долгожданное решение относительно права владения знаменитым Свято-Никольским собором, самым красивым и символически наполненным храмом русского зарубежья. По значимости он сравним, пожалуй, с парижским собором Александра Нев ского. Французское правосудие признало законным его владельцем Российскую Федерацию, правопреемницу Российской империи. Тяжба длилась долго, под аккомпанемент ярой полемики. Зачинала и подпитывала антироссийскую кампанию в прессе приходская ассоциация (во французской аббревиатуре – ACOR), находящаяся в каноническом ведении Экзархата Русских Православных Церквей Западной Европы Константинопольского Патриархата. Мы неоднократно комментировали это в «Русской мысли».

Главный аргумент Российской Федерации – определивший, видимо, вердикт французского правосудия – это долгосрочный арендный договор, подписанный на 99 лет между российской императорской семьей, действовавшей от имени Российской империи, и православной общиной-пользователем храма. Договор этот истек 31 декабря 2007 года, и Россия, совершенно естественно, напомнила о своих правах. Суд отклонил довод ассоциации ACOR, которая пыталась представить себя владельцем Храма.

Победа Российской Федерации не окончательна. Ассоциация скорее всего подаст на апелляцию, хотя в Константинопольском Экзархате уже мало кто верит в то, что ситуация может быть переиграна. Но не это самое волнующее.

Загадочным является церковно-юрисдикционное будущее собора. Предоставит ли его Российская Федерация в пользование Московскому Патриархату, как в Бари?

Никольский храм этого города, за который несколько лет боролись Московский Патриархат и Русская Зарубежная Церковь, был передан Италией России, которая в свою очередь предоставила его в безвозмездное пользование РПЦ МП. Но в Ницце Россия может вполне предпочесть оставить, пусть даже временно, храм в пользование общины Константинопольского Экзархата, как на это намекал предыдущий посол РФ, ныне министр культуры – Александр Авдеев. От этого будет во многом зависеть будущее русской православной диаспоры во Франции.

Однако ясно уже то, что новый владелец собора, Российская Федерация, упразднит плату за вход в храм. А это моментально лишит Константинопольский Экзархат Русских Православных Церквей значительной части доходов.

понедельник, 26 июля 2010 г.

РУССКИЕ ЗАЙМЫ

Держатели русских царских займов во Франции не оставляют надежду получить компенсацию

Ирина СИДОРОВА,
председатель Ассоциации франко-русских адвокатов Парижа

Французские суды отказываются возложить на правительство Франции вину за то, что оно, способствуя в начале XX в. приобретению французскими вкладчиками российских ценных бумаг, не предусмотрело возможность совершения революции в России.

История займов

Вторая половина XIX в. Россия наконец отменила крепостное право. Страна модернизируется и остро нуждается в инвестициях, прежде всего для строительства железных дорог. Требуемые суммы настолько велики, что их можно получить только извне.

Сближение на военной почве между Россией и Францией в этот период способствует обращению России за помощью к французским капиталам.

В 1867 г. российские общества железных дорог размещают свой первый заем во Франции. В этот период Россия считается страной риска, и размещение займа происходит не без труда.

Однако после заключения между двумя странами военно-политического союза в 1882 г. во Франции начинается период русофилии. Под лозунгом «Одолжить России – это одолжить Франции» здесь с успехом размещаются российские государственные, муниципальные, банковские и промышленные займы, гарантируемые царским правительством.

В 1914 г. во Франции насчитывается 1,6 млн держателей российских займов на сумму 12 млрд франков золотом.

Октябрьская революция положит конец эйфории легкой наживы: Ленин отказывается признать долги старого режима. Согласно декрету от 21 января 1918 г. все государственные займы царского и Временного правительств аннулированы.

Межгосударственное урегулирование конфликта

Многие годы «русский заем» будет связываться с надеждой на обогащение и при этом являться предметом коллекционирования. Российские ценные бумаги будут продолжать котироваться на парижской бирже и облагаться налогом при наследовании.

В 1990 г. Михаил Горбачёв подписывает соглашение, в котором СССР признает себя правопреемником Российской империи и всех режимов, существовавших на ее территории в 1917–1922 гг., а также обещает изучить вопрос выплат по царским займам.

7 февраля 1992 г. Россия и Франция подписывают договор, в преамбуле которого отмечается, что Российская Федерация является государством – продолжателем СССР и заявляет о своем намерении оплатить все долги по царским кредитам.

Начинается новая эпоха в истории «русских займов», и потомки держателей российских ценных бумаг загораются надеждой погасить заем и получить по нему проценты.

26 ноября 1996 г. и 27 мая 1997 г. правительства Российской Федерации и Франции подписывают Меморандум и Соглашение об окончательном урегулировании взаимных финансовых и имущественных требований, возникших до 9 мая 1945 г.

На основании этих договоров Россия и Франция отказываются предъявлять друг другу или иным образом поддерживать какие бы то ни было финансовые или имущественные требования, возникшие до 9 мая 1945 г., от своего имени или от имени соответственно российских и французских физических либо юридических лиц.

В частности, Франция отказывается предъявлять России или поддерживать требования, касающиеся всех займов и облигаций, которые были выпущены или гарантированы до 7 ноября 1917 г. Правительством Российской империи или ее государственными органами и принадлежат Правительству Франции или французским физическим и юридическим лицам.

Для России Соглашение 1997 г. предусматривает отказ от требований, касающихся золотых запасов, переданных Правительством РСФСР Правительству Германии во исполнение Брест-Литовских соглашений от 3 марта 1918 г. и полученных Францией по Версальскому мирному договору от 28 июня 1918 г., а также от золота, переданного Франции адмиралом Колчаком за оказание военной поддержки в годы Гражданской войны.

В качестве окончательного урегулирования взаимных требований между Россией и Францией, возникших до 9 мая 1945 г., Россия обязуется выплатить Франции сумму в размере 400 млн долларов США.

Франция «принимает на себя исключительную ответственность за урегулирование тех финансовых и имущественных требований, которые она отказалась поддерживать в соответствии с условиями… Cоглашения, а также за распределение сумм, полученных в соответствии с ним, среди французских физических и юридических лиц…».

Представители обоих государств облегченно вздыхают: подписание договоров открывает дорогу франко-российским экономическим и финансовым отношениям.

Компенсация владельцам займов во Франции

Подписание и приведение в силу договоров во Франции осуществлялось в условиях строгой конфиденциальности с целью избежания спекуляций.

Разработка условий компенсации была поручена Комиссии по наблюдению за франко-российскими договорами, которой предстояло согласовать вопрос выплаты компенсаций с ассоциациями владельцев российских ценных бумаг. Была проведена перепись кредиторов, которая выявила существование 316 000 заявителей, владеющих 9 млн ценных бумаг. Выяснилось, что 99 % владельцев – физические лица.

После завершения переписи стало ясно, что сумма компенсаций может быть только символической.

Принципы компенсации были определены в законе от 30 декабря 1999 г., а ее условия – в декрете от 23 августа 2000 г.

К этому времени Российская Федерация завершает свои платежи, и во Франции начинается выплата компенсации, общая сумма которой составила менее 1 % актуализированной суммы долговых требований. С этим владельцы бумаг согласиться никак не могли.

Позиция французских властей

Еще в момент ратификации франко-российских договоров в 1996–1997 гг. подчеркивалось, что они являются межгосударственными соглашениями, не содержат оговорок в отношении третьих лиц и никак не отражаются на правах последних.

Эта формулировка в 2003 и 2004 гг. была возведена в принцип судебной практикой высшего административного суда Франции – Государственного Совета.

Владельцы ценных бумаг также получили от французского правительства заверения в том, что франко-российское Соглашение 1997 г. «не исчерпывает» их прав. Все это подтверждало обоснованность их несогласия с компенсацией. Однако на практике дело обстояло сложнее.

Иски правообладателей

Во Франции. После опубликования франко-российских договоров 1996–1997 гг. владельцы «русских займов» высказали свою неудовлетворенность в связи с решением интересующего их вопроса без их согласия.

Началась борьба за отмену различных законов и нормативных актов, связанных с договорами. Так, была предпринята безуспешная попытка оспорить конституционность закона от 30 декабря 1999 г., определившего принципы компенсации.

Были поданы иски против Франции, заключившей более чем невыгодные для владельцев ценных бумаг договоры. Были оспорены и правомерность расчета, и ничтожность суммы компенсации. Однако французские суды отказались рассматривать вопрос ответственности Франции за заключение международных договоров и посчитали, что компенсация была рассчитана на правомерных условиях.

Французское правительство также обвинили в способствовании в начале XX в. приобретению французскими вкладчиками «ненадежных» российских ценных бумаг. Однако судьи отказались возложить на правительство вину за то, что оно не предусмотрело возможность свершения революции в России несколькими годами спустя.

Российские ценные бумаги котировались на французской бирже с 1882 по 1996 г. Накануне заключения договоров котировка была приостановлена. В 2005 г. одно из объединений носителей русских займов подало иск против биржи Euronext Paris – правопреемницы Парижской торговой биржи, с требованием возобновить котировку. Суд отказал в иске, указав, что стоимость ценных бумаг не установлена, равно как и перспективы ее возврата.

Во Франции были также поданы иски против российского правительства – с требованием о погашении займа. Однако суд отказался признать Российскую Федерацию гарантом по выпуску царских займов. Согласно позиции суда, на действия Российской империи распространяется дипломатический иммунитет, который Российская Федерация унаследовала как правопреемник Российской империи и который нейтрализует иски, направленные против Российской Федерации.

Французские кредиторы неоднократно пытались добиться наложения обеспечительных мер на российское имущество во Франции, например на паи парижского филиала Центробанка России. Эти попытки потерпели поражение, в частности, в связи с тем, что истцам не удавалось доказать принадлежность имущества российскому государству.

Попытка опротестовать условия компенсации в Европейском суде по правам человека успехом не увенчалась. В своем решении от 15 мая 2001 г. Европейский суд отметил, что истец – владелец ценных бумаг осуществил на свой страх и риск финансовую операцию, неизбежно включающую элементы случайности. Согласно позиции суда, полученная многие годы спустя возможность вернуть назад часть своего вклада в рамках оговоренной между Францией и Россией суммы является скорее непредвиденной и полученная сумма, даже если ее размер не отвечает ожиданиям истца, должна рассматриваться как компенсация за нанесенный его собственности ущерб, за который Франция не несла и не может нести ответственности.

Несмотря на все эти решения, держатели русских ценных бумаг продолжают борьбу. Так, в декабре 2009 г. они направили очередные требования о погашении займов в адрес посольства Российской Федерации и некоторых французских банков. Излишне уточнять, что требования удовлетворены не были.

В России. Российская Федерации не признает иски иностранных граждан по вопросам, связанным с долгами царской России.

Она считает, что выполнение условий соглашений 1996–1997 гг. освободило ее от каких-либо экономических обязательств по отношению как к французскому государству, так и к французским гражданам, и рассматривает любые попытки вернуться к вопросу о «царских долгах» как неприемлемые.

Анализ соглашений

Факт уплаты Российской Федерацией компенсации по долгам, существование которых отвергалось в течение почти 80 лет, носит исключительный характер. Однако юридический подход к решению этого вопроса, т.е. заключение межгосударственного соглашения между государством, причинившим ущерб, и государством-ходатаемв соответствии с которым государство-ходатай под прикрытием дипломатического иммунитета принимает на себя требования понесших ущерб граждан, является распространенным в международной практике.

Чтение условий договоров 1996–1997 гг. не вызывает сомнений в том, что они направлены на окончательное урегулирование конфликта между Францией и Российской Федерацией. Французская сторона получает сумму компенсации и принимает на себя обязательство распределить ее между своими гражданами (абз. 2 ст. 3 Соглашения 1997 г.). Соответственно, Франция несет исключительную ответственность за уплату по кредитам французских граждан в отношении российского государства.

Исходя из этого правомерно полагать, что французское правительство заключило договоры от имени французских граждан – держателей российских ценных бумаг. Это противоречит утверждению французских властей, согласно которому договоры не касаются индивидуальных прав владельцев.

Стоит также отметить противоречивость между положением Соглашения 1997 г., в соответствии с которым Российская Федерация соглашается выплатить Франции сумму 400 млн долларов, и положением, согласно которому эта оплата не считается признанием подтверждения юридической действительности какого бы то ни было из взаимных требований. Доктриной подчеркивается, что это ведет к абсурдной ситуации, где два государства соглашаются через двустороннее соглашение осуществить компенсацию кредитов, которые они имеют друг против друга, но юридическое существование кредитов они отрицают (во Франции правовая доктрина является источником права после законов и судебной практики. Это используемые при наличии пробела в законодательстве положения из работ известных ученых для юридического решения возникшего спора).

Кроме того, долговые обязательства, на которые распространяется Соглашение 1997 г., имеют совершенно разнообразное происхождение, что препятствует включению механизма юридической компенсации.

Наконец, оценка долговых обязательств в денежной сумме представляется фактически невозможной, из чего следует, что определение суммы, которую Российская Федерация должна была выплатить в качестве разницы после взаимозачетов, относилось к сфере дипломатии, а не юриспруденции.

Будет уместным рассматривать франко-российские договоры 1996–1997 гг. как политические, а не как юридические и финансовые соглашения.

...


Новая Адвокатская Газета
"АГ" № 10, 2010
http://www.advgazeta.ru/arch/75/466

суббота, 17 июля 2010 г.

Святейший Патриарх Алексий у мощей преподобного Сергия

"Яко солнце пресветло, возсиявше от земли"

«Радуйся, не точию России, но и всей вселенней прославленный...» - акафист преподобному Сергию Радонежскому

Сергий Радонежский- игумен земли русской

Сергий Радонежский известен, как исторический и политический деятель XIV века, один из самых почитаемых святых русского народа.

Жизнь и подвижнические труды преподобного Сергия относятся к эпохе становления Московской Руси, к периоду княжения Ивана Калиты и его внука Дмитрия, духовником которого и стал Сергий Радонежский. Именно к нему пришёл князь Дмитрий просить благословения на битву с моноголо-татарами, на поле Куликовом в 1380 году. Блестящая победа была одержана князем по молитвам Сергия Радонежского, а именовать с тех пор стали князя Дмитрия-Донским. Трудно переоценить значение этой битвы, положившей начало освобождения Руси от моноголо-татарского порабощения и способствовавшей укреплению Русских земель.

Сергий Радонежский прослыл в земле Русской великим миротворцем, благотворно влиял на внутреннюю и внешнюю политику страны, раздираемой кровопролитными распрями, как никто другой понимал, что для формирования сильного государства необходима стабильность и спокойствие. Ещё при жизни преподобный Сергий стал известен далеко за пределами Руси. Неустанной заботой Сергия Радонежского было строительство новых монастырей, особенно в северо-западной Руси, что способствовало просвещению людей, развитию культуры, наполняло жизнь духовным смыслом.

Основанная им Троице-Сергиева Лавра является духовным центром России, памятником культуры мирового значения-в 1993 году этот архитектурный ансамбль был поставлен под охрану ЮНЕСКО. Никогда не прекращается поток людей, желающих поклониться святым мощам основателя Лавры. Для верующих преподобный Сергий Радонежский-это величайший чудотворец, от святых нетленных мощей которого многие получают исцеление и помощь.

пятница, 16 июля 2010 г.

Не мстите за Царя, не мстите за себя...

Память святым страстотерпцам Императору Николаю, Императрице Александре, их чадам – Алексию, Ольге, Татиане, Марии и Анастасии совершается в день их убиения 4 (17) июля.

В одном из писем Великой Княжны Ольги Николаевны есть такие строки: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет ещё сильней, но что не зло победит зло, а только любовь.»

Курско-Коренная икона во Франции

21-28 июля сего года
Курско-Коренная икона Божией Матери будет принесена во Францию и Швейцарию для поклонения участников "Содружества православной молодежи" и прихожан русских церквей в этих странах.

Источник: http://russianorthodoxchurch.ws/

четверг, 15 июля 2010 г.

О том, что важно...

Настоятель храма Всемилостивого Спаса, протоиерейАлександр Ильяшенко Говорит: «Просто недопустимо, чтобы станция метро носила имя убийцы Царской семьи, причисленной к лику святых». И при этом отец Александр призывает: «... бережно относиться к мнению людей, для которых названия, связанные с советской эпохой, значат что-то важное».

Может ли общенародный опрос иметь решающее значение в решении этой проблемы?


«Свердлов – не только убийца, но и авантюрист»

Православные священнослужители считают, что Россия должна не только отказаться от всех названий улиц в честь советских палачей, но и свергнуть их памятники…

Свердлов – палач!Уральские казаки обратились к Владимиру Путину с просьбой переименовать Свердловскую область в Уральскую. В тексте обращения, подписанного атаманом некоммерческого партнерства "Уральское казачество" Геннадием Ковалевым, выражается благодарность за переименование станции "Свердловск-пассажирский" в "Екатеринбург-пассажирский". Но казаки считают, что Средний Урал не может носить имя человека, являвшегося, по их словам, одним из заказчиков и организаторов зверского убиения царя и членов его семьи. С аналогичной инициативой выступал год назад Совет атаманов Уральского региона.

«Не следует ли составить список исторических названий, которые будут законодательно защищены от переименований? По какому принципу должен быть составлен такой список? Следует ли включить в него все топонимы советского времени?» – с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

протоиерей Борис МихайловНастоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях протоиерей Борис Михайлов считает, что города и улицы, связанные с именами преступных деятелей советского периода, переименовать следует непременно. «Это обязательно. И это давно надо было сделать», – сказал он. «В первую очередь мы должны освободиться от преступного советского наследия, которое мешает нам идти вперед», – подчеркнул священник.

«Что же касается городов, появившихся уже в советское время, все переименовывать необязательно – только то, что связано с преступной советской идеологией. Например, Комсомольск-на-Амуре переименовать всё равно, потому что комсомол был построен на той же преступной коммунистической идеологии, погубившей миллионы людей. А такие города, как Зеленоград под Москвой или Академгородок под Новосибирском, переименовывать, конечно, не стоит», – считает протоиерей.

Прот. Максим КозловНастоятель домового храма МГУ протоиерей Максим Козлов считает, что правильней было бы переименовать Свердловскую область в Екатеринбургскую. «Конечно, не хотелось бы видеть на карте нашей Родины названия, связанные с именами преступников и тех, кто не имеет никакого позитивного отношения к истории России. До сих пор во многих провинциальных городах почему-то остаются улицы Розы Люксембург и Карла Либкнехта, все эти Свердловские, Калининские, Дзержинские, улицы III Интернационала. Вот уже двадцать лет всё остается без изменений», – сказал он.

«Да и в столице не лучше. Чего стоит одна только станция метро, названная по имени цареубийцы Войкова. Случай вопиющий!» – отметил отец Максим. «Но мы не должны становиться историческими нигилистами и отрицать то светлое, что было и в советскую эпоху. Так, немало улиц и городов названо в честь выдающихся полководцев Великой Отечественной войны и покорителей космоса. Чем плох, например, Королёв под Москвой?» – привел он пример.

«Я думаю, мы сможем естественным образом отделить пшеницу от плевел. То действительно светлое, что объединяет народ, должно остаться на карте России. А убийцы, преступники и революционеры должны уйти в историческое небытие», – заключил он.

протоиерей Александр ИльяшенкоНастоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской протоиерей Александр Ильяшенко уверен, что на карте России немало ещё названий, требующих переименований. «То же, конечно, касается и названий улиц и станций метро. Просто недопустимо, чтобы станция метро носила имя убийцы Царской семьи, причисленной к лику святых. Недопустимо, чтобы одна из важнейших наших областей называлась Свердловской. Другое дело, что она никогда не называлась и Уральской. Логичней, по-моему, было бы переименовать её в Екатеринбургскую» – сказал он.

«Разумеется, к переименованиям нужно относиться очень осторожно. Нужно бережно относиться к мнению людей, для которых названия, связанные с советской эпохой, значат что-то важное. Многие проблемы удалось бы решить, как мне кажется, с помощью общенародного опроса. Очень важно при этом соблюдение уважительного отношения, как к исторической традиции, так и к памяти народа», – заключил протоиерей.

С пониманием отнесся к просьбе уральских казаков, которая была обращена к премьер-министру страны, и руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, настоятель храма Петра и Павла при университете им. Герцена в Санкт-Петербурге протоиерей Артемий Скрипкин.

протоиерей Артемий Скрипкин«Я полностью согласен с идеей переименовать Свердловскую область в Уральскую – или в Екатеринбургскую, как это предлагает епархия, – поскольку Свердлов – не только убийца, но и авантюрист. Известно, что после его смерти был вскрыт сейф, в котором помимо золота и бриллиантов также была обнаружена куча загранпаспортов на его имя. Поэтому нет никаких сомнений в том, что значимость его имени должна быть аннулирована в виду отсутствия какого-либо в нём исторического наследия», – сказал он.

По словам священника, «прежде чем составлять список исторических названий, которые будут законодательно защищены от переименований, необходимо завершить другой более важный процесс – процесс «декоммунизации» нашего общества». «В своё время декоммунизация была проведена лишь частично: наряду с Санкт-Петербург осталась Ленинградская область, что парадоксально. Получается, что руки российских властей до чего-то дошли, а до чего-то нет», – отметил он.

Протоиерей Артемий глубоко убежден, что «современная Россия должна отказаться от названий улиц, городов и других населенных пунктов, именованных в честь палачей и убийц советского времени. Кроме того, должны быть также демонтированы и памятники, воздвигнутые в их честь».

Он также считает, что «в России еще 20 лет назад стоило создать комиссию, в состав которой вошли бы историки, представители власти, общественных и церковных структур, способные раз и навсегда разобраться с вопросом какие имена в российской топонимике следует сохранить, а какие убрать». «Главное – это определиться с персоналиями: кто является героем, а кто преступником. Это стало бы ещё одним шагом к той самой новой идентичности, о которой говорил Президент», – заключил отец Артемий.

иеромонах Тихон (Зимин)Преподаватель МДАиС иеромонах Тихон (Зимин) поддерживает предложение переименовать Свердловскую область в Уральскую. «Увековечение в топонимах имен советских деятелей, своими преступлениями принесших столько горя и страданий нашим соотечественникам, исторически несправедливо. На нашей карте немало ещё остается топонимов, связанных с советской идеологией», – сказал он.

«Да, мы недалеко ещё ушли от советской эпохи, но возвращать городам их исторические имена необходимо. Безусловно, при этом власти должны прислушиваться к общественному мнению и осуществлять переименование, исходя из консенсуса, достигнутого жителями того или иного города» – добавил иеромонах.

Настоятель храма Св. Троицы деревни Макеиха Рузского района Московской области священник Павел Грачев полагает, что в политике переименований можно было бы опереться на строгие принципы. «Мы, безусловно, должны стремиться к восстановлению исторической справедливости. При этом мы должны с уважением относиться к чувствам представителей старшего поколения, у которых самые светлые воспоминания могут быть связаны именно с советской эпохой и её атрибутикой», – сказал он.

"Здесь, по-моему, важно дать нашим ветеранам более глубокое представление о советском периоде нашей истории, не вычеркивая из него, в том числе и из названий улиц и городов, то действительно хорошее, что в нём было. Очень важно также, чтобы процесс переименований имел демократический характер. Активное участие в этом должны принимать сами граждане. По крайней мере, власти обязаны с уважением относиться и учитывать мнение народа", – заключил священник.

Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества священник Георгий Рощин полагает, что стоит задуматься, достойны ли имена людей, погубивших огромное количество жизней в советское время, быть названиями населенных пунктов России. «Было бы хорошо, если бы была создана комиссия из представителей власти и общественности, в том числе и представителей Церкви, которая бы занималась вопросом переименования населенных пунктов. Она бы и составила такой список-рекомендацию», – сказал он.

«Исторический процесс всегда очень сложен, и смена наименований населенных пунктов – это своего рода закономерный процесс. Поэтому не надо этого бояться и делать из названий населенных пунктов и территорий нечто неприкосновенное. И здесь самое главное, чтобы возвращение или исчезновение названий на карте России было отражением воли гражданской общественности», – подытожил он.
Русская линия

Две судьбы одного народа

2010-07-14 16:53:00

Русский мир необходимо вывести из разрозненности, считает князь Чавчавадзе

Москва. 13 июля. ИНТЕРФАКС - Русским соотечественникам по всему миру нужно объединяться на духовной основе, убежден князь Зураб Чавчавадзе.

"Русский мир нужно вывести из разрозненности, объединить", - сказал он в интервью порталу "Интерфакс-Религия" в преддверии морского похода, посвященного 90-летию исхода русской армии из Крыма.

При этом князь указал на то, что русский мир - это не национальное понятие, а "все, что говорит по-русски, все, что любит Россию".

Рассказывая о предстоящем морском походе, князь подчеркнул, что эта акция, в ходе которой современные русские отдадут дань уважения тем, кто, несмотря ни на что, сохранил свою русскость, носит именно объединительный характер.

"Мы даже хотели дать такой девиз этому походу: две судьбы - один народ, показав, что народ оказался разделенным, но все-таки это один народ", - сказал З.Чавчавадзе.

По его мнению, связующим элементом для русских в России и за рубежом остается именно православие, поскольку даже те эмигранты, которые уже не говорят по-русски, сохранили веру своих отцов.

Князь убежден, что у эмигрантов можно поучиться русским традициям, поскольку, живя компактно в разных странах, им удалось их сохранить и передать последующим поколениям.

Общаясь с потомками многих эмигрантов, князь заметил, что даже "в пятом поколении они стремятся приезжать в Россию, многие из них здесь уже трудятся, многие обзавелись здесь семьями, очень много браков заключено между русскими на чужбине и русскими здесь".

Морской поход, организуемый Центром национальной славы и Фондом Андрея Первозванного в рамках программы "Русский мир", состоится 14-25 июля. Его маршрут в обратном порядке повторяет путь соотечественников, уходивших в 1920 году из Крыма.

Полный текст интервью см. в рубрике"Эксклюзив".


2010-07-14 16:48:00

В местах рассеяния русские эмигранты прежде всего сооружали храм, рассказывает князь Чавчавадзе

Москва. 13 июля. ИНТЕРФАКС - Белые эмигранты стремились поддерживать православный дух и прежде всего на местах своего поселения устраивали храм.

"Где бы они ни расселялись, первым делом тут же строился храм. Они существовали нищенски, но отдавали последнее, чтобы построить храм и устроить приходские школы для воспитания детей в православии", - рассказал князь Зураб Чавчавадзе в интервью порталу "Интерфакс-Религия" в преддверии морского похода, посвященного 90-летию исхода русской армии из Крыма.

Так, в Галлиполи, где эмигранты сами жили в палатках, они организовали палаточную церковь.

По словам князя, для основной части эмиграции, которую принято называть белой, православие было нормой жизни, "исключений практически не было, кроме такой публики, как эсеры и меньшевики, которые просто бежали от большевиков".

"Вот те, другие, возможно, не занимались поддержанием православного духа", - предположил З.Чавчавадзе, заметив, однако, что многие из них впоследствии покаянно возвращались в лоно Церкви.

Другим принципом белой эмиграции было уважение к любому честному труду.

"Они говорили, что бесстыдно только воровать. В Париже даже Романов работал шофером такси. Он говорил: меня учили, что только нечестным путем нехорошо зарабатывать, а труд никогда не зазорен, любой честный труд. Это было их кредо", - сказал З.Чавчавадзе.

Маршрут морского похода, который начинается на этой неделе, повторяет путь соотечественников, уходивших в 1920 году из Крыма, но в обратном порядке: Бизерта (Тунис) - Лемнос (Греция) - Галлиполи (Турция) - Стамбул (Турция) - Севастополь. В походе примут участие прямые потомки русских эмигрантов первой волны.

Полный текст интервью см. в рубрике "Эксклюзив".

вторник, 13 июля 2010 г.

Ниццкое Обращение - комментарий Серафима Ребиндера

В Интернете было размещено Обращение (петиция) против судебного решения, подтвердившего право собственности Российской Федерации на русский собор в Ницце. Я внимательно прочел некоторые комментарии подписавших петицию, потому что хотел понять, каковы могли быть мотивы тех, кого так возмущает решение французского правосудия.
Тема, встречающаяся чаще всего, - это отождествление современного российского государства с коммунистической советской властью. «... Больно видеть, как советские... хотят присвоить...», «...когда танки подойдут к Promenade des Anglais...», «остановим коварное тоталитарное вторжение „лже-посткомунистов“», «после всех жертв коммунизма, у них нет никакого права поступать...» и проч.
Еще одна особенность: не делается вовсе никакого различия между российским Государством и русской Церковью. В нашем случае, как раз Российская Федерация хочет воспользоваться своим правом собственности, но атакуют русскую Церковь: «Я очень стыжусь церкви, к которой принадлежу...», «думаю, нужно... выпустить воззвание против действий Московской Патриархии...».
Другая популярная тема – это содержание собора эмигрантами в течение 90 лет, что де дает им основание претендовать на собственность. «Православная община Ниццы (ACOR) управляла собором 90 лет...», «что прошедшие поколения позволили сохранить собор, часто ценой больших жертв...», «собор принадлежит тем, кто давал ему жизнь…».
Однако некоторые французы видят все иначе: «...Франция, Департамент и город Ницца уже столетие финансируют немалую часть затрат на функционирование этого здания...». Другие заключают, что «наш русский собор принадлежит Франции и является частью культурного наследия Ниццы». Заметим по ходу дела, что никто не упоминает посетителей собора (французов, русских, итальянцев и других), которые, оплачивая, как в музее, входной билет, позволяют этому церковному приходу, единственному во всей Архиепископии, жить без финансовых проблем, и на нормальном уровне оплачивать нескольких служащих, чью работу в других приходах выполняют добровольные помощники.
И эти суждения, и множество других, как видно, очень пристрастны. Они основаны не на рациональных аргументах, а на чуствах, негодовании, эмоциях. За редкими исключениями, суть проблемы, сформулированой судом четким юридическим языком, вовсе не затрагивается. Принятая местной церковной общиной (ACOR) стратегия, очевидно, поощряет такое сверх-эмоциональное отношение. В своем выступлении по местному радио после оглашения судебного решения, настоятель церковного прихода в течение четверти часа старался усилить недовольство поведением России, называя его скандальным и недостойным, и ни разу не упомянул основу судебного иска, а именно договор аренды здания и земли с русской Церковью 1909 года сроком на 99 лет.
Но помимо конъюнктурных обстоятельств, интересно понять, откуда это нежелание видеть изменения постсоветского общества, лежащее в основе отношения подписавших петицию. Также, как ожидание Второго и Славного Пришествия Христова, характерное для первых христиан, сменил потихоньку страх «конца света», так и ожидание освобождения России, присущее беженцам первой волны, подменил «страх конца эмиграции».
Если беженцу особенно трудно сначала, из-за тягот приспособления и боли разлуки с отечеством, то эти мучения с годами и, тем более, с поколениями утихают. И вот принадлежность к эмиграции становится «само-идентичностью», вероятно, даже довольно удобной, так как она позволяет влиться в группу с сильными и специфическими связями и дает определенную свободу в принимающей переселенцев стране на манер страны покинутой.
Падение советской власти разрушило основу этой идентичности, принуждая к выбору той или иной страны и, следовательно, к отказу от этой «внешней» для обеих позиции. Опыт показывает, что при нашем стесненном сознании это не так легко сделать. Отсюда, несомненно, и эта тенденция игнорировать факты, считать, вопреки очевидному, что современная Россия во всем походит на сталинский СССР. Что зато позволяет сохранить в неприкосновенности идентичность «белых русских».
Эта позиция, впрочем, находит серьезную поддержку в «антирусских» тенденциях, которые процветают на «Западе». Так, есть мнение, что главное - не дать снова образоваться на обломках Советского Союза сильному государству. До последнего времени это мнение определяло политику Америки(1) (однако, вероятно, изменится при новом президенте этой страны). В Европе мнения разнятся больше. Но антирусские настроения склонны поддерживать некоторые средства массовой информации (такие как Nouvel Observateur) или люди (такие как André Glucksmann), которые, как это ни парадоксально, в советское время придерживались марксистских взглядов (или ленинизма, или маоизма).
Они склонны приписывать все преступления коммунизма «русскому медведю», забывая, что Сталин, Берия и Шеварнадзе, например, были грузинами, Дзержинский поляком, Хрущев украинцем, Громыко белорусом и проч. Такое усвоение советской власти только России особенно пагубно тем, что настраивает бывшие советские республики и другие жертвы коммунистической идеологии против России, народ которой несомненно больше всех пострадал в 20 столетии от марксистских и большевистких бредней.
Как бы то ни было, наши потомки эмигрантов, которые продолжают думать в терминах «советские» о современных русских, находят понимание у тех, кто на Западе исповедует руссофобские идеи, что, вероятно, укрепляет их в этих представлениях. Между тем, сравнение современных русских с большевиками крайне одиозно, потому что в большой степени смешивает палачей с их жертвами.
Заметим, кстати, что все эти аргументы в основе своей политические, а не церковные. Что же до церковных, то самое распространенное отношение противников решения ниццкого суда состоит в том, чтобы отрицать самое существование Русской Церкви и считать Московскую Патриархию только колесиком «мафиозно-советской» системы, контролируемой КГБ, - и я нимало не преувеличиваю. Так или иначе, остается образ «врага». Но Русская Церквь - это Церковь мучеников, и эти мученики – наши тоже. Их кровь еще не высохла. И Церковь освобождается, с трудом, от всех преследований, которые она вытерпела. Она мужественно пытается нести Свет Христов совершенно растерявшемуся русскому народу, который, впрочем, кажется, снова готов внимать церквной проповеди. Провоцировать раздоры в Церкви, от которой мы сами происходим, чувствовать себя гонимым ею же, - это совершенно особенный способ радоваться, что все ее страдания, наконец, закончены.
Разумеется, можно продолжать считать себя «белым русским» и приветствовать то, что современная Россия пытается заново осмыслить свое дореволюционное прошлое, которое мы с ней разделяем. В нашем контексте это означает, что Россия желает снова принять на себя заботу о соборе, несмотря на значительные затраты, с этим связанные, чтобы добиться более частых служб и отказаться от содержания церкви для православных целого региона за счет туристов.
Совершенно очевидно, что сегодняшняя ситуация, при всей ее сложности, далека от неразрешимой, если к ней подойти с толикой уважения к мнению другой стороны и в духе достижения согласия.

Серафим РебиндерИюнь 2010

(1) Смотреть, например, тайную речь президента Клинтона перед Комитетом начальников штабов 25 октября 1995 г., в которой упоминаются десятки миллиардов долларов, выделяемые на эти цели, и объясняется, как с помощью небольших региональных конфликтов, по примеру бывшей Югославии, разделить Россию на множество маленьких государств.

Возвращение собора

Возвращение собора

Православная церковь в Ницце признана собственностью России

история

Вячеслав Прокофьев, Париж


"Справедливость восторжествовала", - так отреагировал потомок древнего русского рода Александр Трубецкой на решение суда высшей инстанции Ниццы, который признал Россию единственным собственником Свято-Николаевского собора, самого большого православного храма за рубежом, а также находящегося в нем имущества.

- Я знаю, что российской стороной была проделана гигантская работа, осуществлены серьезнейшие исследования, как в архивах Ниццы, так и в императорских архивах, - заявил "РГ" Александр Трубецкой. - Ее аргументы оказались настолько весомыми, что другого результата я и не ждал.

Свято-Николаевский собор был построен в курортной Ницце на Лазурном Берегу Франции при царе Николае II в 1912 году на месте виллы Бермон, где в 1865 году скончался его дядя цесаревич Николай Александрович.

После революции в России и гражданской войны в начале 20-х годов прошлого столетия собором стала управлять православная ассоциация Ниццы на основании договора о его бесплатной аренде вплоть до 31 декабря 2007 года.

За год до истечения срока Россия, считающая себя единственным законным владельцем Свято-Николаевского собора, предъявила свои права на него, чему воспротивилась православная ассоциация Ниццы, относящаяся к русскому экзархату Константинопольского патриархата.

Началась непростая судебная тяжба. Идя на обострение, оппоненты России неоднократно пытались прибегать к сомнительным шагам. Так, они пригрозили вывезти из собора находящиеся там старинные иконы, другие хранящиеся там ценные предметы. Россия, в свою очередь, потребовала составить подробную опись имущества храма в целях его сохранности. Суд тогда сначала согласился с этим, но затем отменил свое решение.

Нынешний иск с целью доказать право собственности был рассмотрен в Ницце в начале ноября прошлого года, но только на сегодняшнем заседании чаша весов склонилась в пользу аргументов адвокатов российской стороны. Им удалось доказать, что источник средств, потраченных как на приобретение земельного участка, так и на строительство самого собора, - государственного происхождения. Ими также был представлен указ Николая II, в котором собственником Свято-Николаевского собора в Ницце называется Министерство императорского двора, ведавшего в то время придворным управлением. После февральской революции 1917 года, по распоряжению Временного правительства, императорская собственность стала государственной. А это значит, что нынешняя Россия, как продолжатель и СССР, Российской империи имеет на Свято-Николаевский собор все права.

Кстати

В Свято-Николаевском соборе находятся около 300 икон и прочих предметов церковного ритуала. Многие из них были привезены из России, в частности, из Покровского собора в Москве, церквей Ярославля и других городов. Ежегодно православный собор в Ницце посещают до 150 тысяч человек, в том числе и российские туристы.



Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N5089 от 21 января 2010 г.

"Русский храм удивительной красоты"

Дорогие друзья русского Свято-Николаевского собора Ниццы, мы начинаем работу нашего нового блога на русском языке с возвращения в начало 2010 года, когда французским судом Российская Федерация была признана собственником самого известного православного храма в Западной Европе, храма "удивительной красоты".

Предлагаем вашему вниманию несколько публикаций того периода.







NEWSru.com :: Религия и общество
Среда, 20 января 2010 г. 13:50
Французский суд постановил передать русский собор в Ницце в собственность России
Суд Ниццы признал Российское государство единственным законным владельцем русского православного собора Святого Николая в этом городе, имущества храма и прилегающей к нему земли.
Такое решение было принято сегодня на заседании суда, сообщил порталу "Интерфакс-Религия" представитель православной общины Парижа. По словам собеседника агентства, решение суда "подлежит немедленному исполнению".
Судебный процесс по вопросу о принадлежности русского собора в Ницце начался четыре года назад. Постройка этого храма была связана с трагическим событием в жизни дома Романовых. В 1865 году в Ницце скончался от заболевания спинного мозга наследник цесаревич Николай Александрович (сын Александра II). На месте его кончины была построена часовня, освященная в 1868 году в честь святого Николая Чудотворца.
Еще ранее - в 1859 году - в Ницце (одном из наиболее посещаемых русскими французских курортов: в зимний период 1881-1882 гг. здесь проживало более 2000 русских) был освящен первый русский храм, также в честь святого Николая, в память об императоре Николае I.
В 1896 году вдовствующая императрица Мария Феодоровна, которая в молодости была помолвлена с цесаревичем Николаем, поддержала инициативу своего духовника священника Сергия Любимова о постройке нового русского храма в Ницце. Первый камень был заложен 12 апреля 1903 года - в день кончины цесаревича Николая.
Постройка храма была осуществлена на земле, принадлежавшей императорской фамилии. В 1908 году, когда работы приостановились из-за недостатка средств, необходимая сумма была пожертвована императором Николаем II.
Храм был спроектирован профессором Петербургской Академии художеств архитектором М. П. Преображенским в стиле московских и ярославских храмов конца ХVI-ХVII вв. (наподобие храма Василия Блаженного в Москве).
Иконостас был выполнен по проекту выпускника московского Строгановского училища Л. А. Пьяновского в мастерских братьев Хлебниковых в Москве. Иконы для иконостаса были написаны художником Глазуновым в стиле Симона Ушакова (ХVII век).
Освящение храма состоялось зимой 1912 года в день святого Николая, и церкви сразу был дан статус собора: таким образом, он стал первым русским собором за границей. Его прихожанами вскоре стали многочисленные русские, эмигрировавшие из России после революции. Многие из них были похоронены здесь же, на русском кладбище Ниццы. Среди них можно назвать имена морганатической жены императора Александра II княгини Екатерины Юрьевской (Долгоруковой), бывшего министра иностранных дел России С. Д. Сазонова, художника Ф.А.Малявина, поэта Г. В. Адамовича.
В начале ХХ века министерство двора Российской империи передало храм в аренду приходской общине сроком на 99 лет. В 1920-е годы приход подчинился Константинопольскому патриархату. Аренда истекла в начале 2008 года.
© Новости NEWSru.com 2000-2010Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте NEWSru.com, охраняются в соответствии с законодательством РФ

Добро пожаловать !

Дорогие друзья!

Добро пожаловать в наш блог, целью которого является объединение всех желающих выразить поддержку, а также разместить свои комментарии касательно прочно укорененного в ниццком пейзаже православного Свято-Николаевского собора.


Для всех нас, потомков русских эмигрантов или рожденных во Франции французов, имеющих кровное родство или только чувства дружбы, уважения и почитания к бывшей Русской Империи, "русская церковь в Ницце" (как ее чаще всего называют) символизирует возрождение современной России, решительно отказавшейся от тупикового советского пути, и принявшей ценности, объединяющие демократические преобразования и возродившееся православие.


Мы благодарны Российской Федерации за намерение взять на себя тяжелое бремя содержание собора; мы рады, что Россия поддерживает возвращение к бесплатному входу в храм; мы с удовлетворением принимаем решение французского правосудия, и уверены, что наша церковь останется домом как для верующих, которые приходят сюда молиться, так и для посетителей, которые находят время, чтобы полюбоваться ею.